Categories List

Официальный интернет-сайт Архиерейского Синода Русской Зарубежной Церкви опубликовал пространное интервью епископа Венского и Австрийского Илариона, представителя Русской Православной Церкви при европейских международных организациях, посвященное итогам IX Ассамблеи Всемирного Совета Церквей.

Отвечая на вопросы сотрудника сайта, епископ Иларион рассказал об истории вступления Русской Православной Церкви в ВСЦ, об участии православных представителей в работе Совета в 1960-е, 70-е и 80-е годы, о кризисе православного участия в ВСЦ, наступившем в 1990-е годы, об итогах работы Специальной комиссии по православному участию в ВСЦ.

«Вступление в ВСЦ было важной стратегической инициативой Русской Православной Церкви в тот период, когда значительно усилился нажим на Церковь со стороны государственной власти, которую возглавлял ярый атеист Н.С.Хрущев. И митрополит Николай (Ярушевич), и его преемник на посту председателя ОВЦС митрополит Никодим (Ротов) видели в выходе Русской Церкви на международную арену возможность предохранить ее от внутреннего давления. Разумеется, зарубежные поездки иерархов использовались властями для распространения информации о том, что «в СССР гонений на религию нет». Однако для самой Церкви международная деятельность открывала дополнительные возможности по защите своих позиций внутри страны», – отметил епископ Иларион.

В то же время, по словам епископа, «нельзя сводить участие Русской Церкви в межхристианской деятельности исключительно к стремлению защитить себя от гонений внутри страны». Это участие было всегда мотивировано, прежде всего, богословскими соображениями. Участие православного христианина в межхристианском диалоге – это свидетельство, миссия, исполнение той задачи, которая, в соответствии с «Основными принципами отношения Русской Православной Церкви к инославию», является задачей «первостепенной важности для Православной Церкви на всех уровнях ее бытия».

Говоря о перспективах дальнейшего участия Московского Патриархата в ВСЦ, епископ Иларион подчеркнул, что, согласно «Основным принципам отношения к инославию», Русская Православная Церковь не может участвовать в международных христианских организациях, в которых а) устав, правила или процедура требуют отказа от вероучения или традиций Православной Церкви, б) Православная Церковь не имеет возможности свидетельствовать о себе как о Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви, в) способ принятия решений не учитывает экклезиологического самосознания Православной Церкви, г) правила и процедура предполагают обязательность «мнения большинства». В настоящий момент ВСЦ не подпадает ни под одну из этих четырех категорий. Однако это «не означает, что Русская Православная Церковь будет всегда оставаться членом ВСЦ. Эта организация эволюционирует: сегодня она нас удовлетворяет больше, завтра может оказаться, что она будет удовлетворять нас меньше. Тогда вопрос о членстве вновь станет со всей остротой, как он уже вставал в середине 1990-х годов».

По мнению представителя Русской Православной Церкви, «сейчас налицо две принципиально различные версии христианства – традиционная и либеральная. И пропасть, которая сегодня существует, разделяет не столько православных и католиков, или католиков и протестантов, сколько «традиционалистов» и «либералов» (при всей условности подобных наименований). Конечно, защитники традиционных ценностей есть и в протестантском лагере (особенно в церквах Юга, т.е. Африки, Азии, Латинской Америки). Но преобладает среди протестантов либеральный настрой».

Разрыв Русской Православной Церковью диалога с Епископальной церковью США и Церковью Швеции после принятия этими церквами решений, несовместимых с традиционной христианской нравственностью, свидетельствует, по мнению епископа Илариона, о том, что межхристианское сообщество начало «трещать по швам». Как полагает епископ, трудно сомневаться в том, что и другие протестантские церкви Севера будут следовать по стопам американских епископалов и шведских лютеран, и что в скором времени связи будут рваться на регулярной основе. В таком случае ВСЦ может просто не выдержать под тяжестью накопившихся разногласий, и «экуменический корабль» потонет.

В создавшейся ситуации епископ полагает необходимой «консолидацию усилий тех Церквей, которые считают себя «Церквами Предания», т.е. православных, католиков и дохалкидонитов». Такая консолидация сил необходима для защиты, прежде всего, традиционных нравственных ценностей, таких как семья, чадородие, супружеская верность: «Эти ценности в Европе подвергаются систематическому осмеянию и оплеванию со стороны либералов и демократов всех мастей, – констатировал епископ Иларион. – Вместо супружеской верности предлагается «свободная любовь», однополое партнерство приравнивается к брачному союзу, чадородию противопоставляется «планирование семьи». К сожалению, с большинством протестантов у нас и по этим вопросам имеются серьезные расхождения, не говоря уже о фундаментальных расхождениях богословского и экклезиологического характера».

Отвечая на вопрос о том, какие формы экуменизма приемлемы и какие совершенно недопустимы в церковной жизни, епископ Иларион сказал: «Недопустим интеркоммунион, недопустимо совершение «экуменических богослужений» совместно с церквами, с которыми у нас нет евхаристического общения, недопустима «теория ветвей», недопустимы какие-либо компромиссы по богословским, экклезиологическим и нравственным вопросам. Недопустим богословский синкретизм, когда размываются основы вероучения, когда под сомнение ставятся фундаментальные постулаты православной веры». Допустимы же и необходимы, с точки зрения епископа, «те формы межхристианского диалога, которые дают возможность Православной Церкви беспрепятственно свидетельствовать об истине перед лицом инославного мира».

В заключение своего интервью епископ Иларион выразил надежду на то, что диалог между Московским Патриархатом и Русской Зарубежной Церковью будет вестись в духе открытости и приведет к восстановлению полного канонического общения.

www.mospat.ru