Logo

Судьба Михновской общины (сейчас она официально называется Сельскохозяйственная христианская община Микнишкес) поистине удивительна. Пережившая бурную историю 20-го века, войну, репрессии и смены власти, она живет так, как и подобает жить Общине – в труде и молитве. Почти сто лет являясь источником радости и утешения для всех православных местечка Тургеляй Шальчининкского района.

Вера через гонения

До сих пор неясно, что заставило православную семью Корецких поселиться среди католиков в 30 верстах от Вильны. Известно только, что статский советник Осип Корецкий в 1850 году купил имение Меречь – Михново. На сохранившемся в архиве общины плане межевания земель указаны дороги и строения, дошедшие до нашего времени. Так, там обозначена центральная усадьба, а на месте, где сейчас находится церковь и кладбище, и раньше был погост. После смерти помещика Николая Осиповича Корецкого в 1912 году вдова Анастасия Дементьевна решила построить на его могиле церковь. Но прежде она побывала в Оптиной пустыне, где старец Нектарий благословил ее на строительство храма. Маленькие размеры церкви, возведенной в 1915 году, объясняются тем, что она была задумана как домовая. Тут же, в церкви, под спудом, находится усыпальница Николая Осиповича и двух умерших в юном возрасте дочерей Корецких.

Первое время сюда приглашали служить священников из разных мест по церковным праздникам и семейным датам. Настоящим рождением церкви, а затем и самой общины, можно считать 1921 год. Тогда по просьбе Анастасии Дементьевны в Михново присылают отца Понтия (Рупышева). Первыми к нему потянулись сестры Корецкие – Мария, Варвара и Анастасия. Как после написала в своих воспоминаниях Варвара Николаевна («Не оставлю вас сиротами», изд. «Паломники», 1999 г.), они без всякого сожаления порвали с прежней жизнью, выездами в свет, стали скромнее одеваться и соблюдать уставы Святой Церкви. «Сестры ... попросили батюшку помолиться, чтобы Бог прислал православных людей. Он согласился, но с условием, что их примут не как прислугу, а как родных по духу в свою семью». Так в Михново начали приходить богомольцы. Многие из них решили остаться в имении жить. Это было началом Михновской православной общины.

Размеренную жизнь нарушали только катаклизмы истории. Польским властям писались доносы, что в Михново действует тайный монастырь. И даже (перед войной) замаскированная большевистская ячейка.

Настоящие гонения начались с приходом в Литву советской власти в 1940 году. Но до этого страшного времени отец Понтий не дожил. Умер в 1939 году от свирепствующей в Тургельской округе эпидемии гриппа. Перед своей смертью он предсказал, что общине предстоят тяжелые времена, и все-таки она устоит. 14 июня 1941 года советская власть начала репрессии против верующих. Были высланы многие миряне. Среди них – Варвара и Анастасия Корецкие, которые попали в Казахстан. Чудом спаслась Мария. Были готовы списки на вывоз всех членов общины, и назначена дата – 21 июня. Начавшаяся война помешала это сделать.

Выжившая в трудное военное время и дававшая приют многим обездоленным, после войны община стала называться сельскохозяйственной. В 1950 году – колхозом «Михново». Как свидетельствуют сводки советского времени, этот, наверное, единственный в своем роде христианский колхоз был лучшим в округе по производственным показателям. И при этом единственным, не имеющим партийной организации. С 1960 года, когда колхоз под предлогом укрупнения был реорганизован в совхоз «Табаришкес», и до самого распада СССР, общинники пронесли свою веру в Бога. Во многом это заслуга отца Константина (Авдея), который в течение 50 лет после войны был священником Михновской Скорбященской церкви. Яркой личности, сочетающей в себе талант не только богослова, но и земледельца, пчеловода, селекционера и даже художника.

«Мы связаны с народом»

С 1994 года настоятель общины – архимандрит Леонид (Гайдукевич). Именно при нем увеличились размеры церкви за счет притвора с крыльцом, в звоннице появились новые колокола, рядом с храмом построены два церковных дома. А в бывшем господском доме проведено центральное отопление. За несколько лет было оборудовано банно-прачечное отделение, построен гараж и отремонтированы старые постройки.

С большой любовью всеми общинниками поддерживается в идеальном состоянии Скорбященская церковь. В ней находятся две самые почитаемые иконы – Божией Матери – «Всех скорбящих Радость» и «Спорительница хлебов». А также построенная рядом на деньги прихожан каменная часовня св. Иоанна Кронштадского с усыпальницей отца Понтия. Одна из общинниц рассказывала, что в часовне очень любят собираться летом. «Во время молитвы слышно пение птиц, и кажется, что они тоже славят Господа». Приходят сюда и многочисленные богомольцы, как из Литвы, так и из России и Беларуси. Старая липовая аллея также хранит воспоминания об отце Понтии. Правда, она уже не такая густая. Часть деревьев сломано ураганом в 2006 году, и на их месте посажены новые, молодые. В самой церкви происходит богослужение по воскресеньям, праздникам, другим памятным датам.

В назначенный день меня встретила сестра Юлия, старшая в общине. Она провела в бывший господский дом, где сейчас живут сёстры общины. Прежде всего, накормила и напоила чаем. Это не просто закон гостеприимства, а правило. Только потом можно начинать разговор. Я не был здесь давно, и поинтересовался новостями.

- В этом году похоронили двух членов общины. На их место уже пришли новые. Желающих у нас жить много. Люди приезжают и просят разрешения остаться. И грустно, что мы не можем всех принять. Число общинников – 70 человек. Одна треть из них – в преклонном возрасте.

- Наверное, трудно управляться с хозяйством? Ведь вы сами себя содержите, и еще другим помогаете.

- Почти все, что на столе – плоды нашей работы. В магазине покупаем только то, что нельзя самим произвести или вырастить – соль, сахар, растительное масло. Хлеб печем сами, даже макароны научились делать. А трудно ли? Используем технику, есть опыт, который помогает принимать верное решение. И главное, любую работу делаем с молитвой. Это придает сил.

- Теперь я понимаю, почему вас по недоразумению называют «государством в государстве»...

- По правде говоря, обидно, когда так думают. Мы же ни от кого не отделяемся и связи с миром не теряем. Наша церковь по праздникам и выходным полна прихожан. Сейчас еле все вмещаются. И в будний день можно прийти, побеседовать со священником, получить совет и напутствие. Кроме этого, у нас действует единственная в районе воскресная школа для детей. Сюда дети могут приходить каждый день. В будние дни они учатся различным полезным навыкам, а по воскресеньям – Закону Божьему. 27 детей с трехлетнего возраста учатся под руководством замечательных людей – Исидоры и Владимира Тархановых.

- Может, надо подробнее рассказать об общине?

- Здесь нет обязательств, обетов. Посты мы соблюдаем, но не так строго. Просто собрались люди, которые хотят жить вместе в любви и согласии, в молитвах и труде.

От себя добавлю, что общинники далеки от затворничества, и прогресс им тоже не чужд. Они смотрят по телевизору интересные, полезные программы. Пользуются интернетом, — это очень помогает при посадках следить за изменениями в погоде. В старой усадьбе есть усилители звука. Члены общины с удовольствием слушают записи чтений из жития святых.

К сожалению, поговорить с отцом Леонидом не удалось – он немного прихворнул. Зато у меня получилась интересная беседа с иереем Георгием. Труд священника он совмещает с работой врача в клинике. Это еще раз подтверждает, что и священники – такие же люди, как мы все.

- Когда меня спрашивают, как узнать Бога, с чего надо начать, я говорю, что с того, чтобы обратиться к Богу с молитвой и просьбой открыться Ему нам. И, конечно, с желания отказаться от всего греховного. Это трудно, но обязательно надо сделать. Ведь Господь всегда даст нам больше.

Верить – это не значит ходить с отрешённым, хмурым видом и ставить себя выше других. Когда я встречаю сбившегося с пути, думаю о том, что у меня было окружение, которое мне помогло. А если его не было бы, может, я был бы еще хуже.

- Часто встречаются люди, которые верят поверхностно. Они ходят в церковь, но не придерживаются христианских заповедей.

- Я думаю, что присутствие в храме – это уже хорошо. Так человек понемногу пропитывается верой. Когда читают Слово Божье, это на него воздействует. И тот, кто приходит, находит утешение.

- А что вы думаете о сектах, которые предлагают «самый короткий путь к спасению»?

- Христианство учит, что мы изменены грехом. И надо много стараться, чтобы спастись. В таких сектах учат, что надо немного себя подправить, «подштриховать» душу. И люди быстро приходят в состояние эйфории и самодовольства. Но это состояние рано или поздно развеивается, человек приходит в уныние. Если такие люди сами не захотят, им трудно помочь. О них можно и нужно молиться.

- В последнее время опять много заговорили о конце света. Об этом пишут ученые, даже сняли кинофильм. Теперь конец назначен на 2012 год...

- Я думаю, что важнее каждому подумать о конце своей земной жизни. Ведь жизнь после этого не кончится. Человек после смерти будет испытываться на святость, как он прожил жизнь. Что касается конца света, Христос сказал, что об этом знает только Бог Отец. Он предостерег, что такое случится, когда в мире не останется любви. Значит, многое зависит от нас. Сегодня я еще вижу любовь и веру.

Признаюсь, что уходить из общины мне не хотелось. Настолько добрая обстановка царила вокруг. Но я и так за разговором слишком задержался. А когда на прощание мне подарили чудесно пахнущий только что испеченный хлеб, я принял его с глубокой радостью и любовью.

Источник статьи и фото: "Литовский курьер" №3 (778) 21 января

Автор Сергей Филин

2016 © Православное Братство Литвы