Categories List

  • Автор: В. Кольцов-Навроцкий, А. Щекина, А. Черникова, А. Янушкявичус
  • Published in Святыни
  • Hits: 5144
  • Печать , E-mail
  • krestnyj_hod

Православную молодежь Литвы в международной православной молодежной организации SYNDESMOS представляет общество религиозного просвещения в Литве имени святой Евфросинии Полоцкой (общество основано при храме Успенского Кафедрального Собора г. Вильнюса). Общество каждый год 8 июля проводит крестный ход с Тихвинской иконой Божией Матери. Приглашаются все желающие (также и из других стран).

Немного истории:

Должен быть памятен 1383 год небольшому русскому городку Тихвину. Обретенная им икона — святыня более известная в православном мире, чем сам город. Есть наичудеснейшее предание о ней. Рыбаки на Ладожском озере совершали свой извечный промысел. Они обомлели, когда увидели пред собой необыкновенное сияние, исходящее сверху. Сияние приблизилось, и перед ними предстала икона Богоматери, движущаяся над водою. Икона и сияние скрылись на берегу, остановившись в тридцати верстах от озера. Православные поставили для иконы часовню, но икона ее покинула, не пожелала оставаться на этом месте и выбрала другое — в 20 верстах от Тихвина. И там построили часовню, а затем храм. Но икона снова переместилась, на сей раз на гору, совсем рядом с городом. Она стояла над горою как легкое облачко; люди, глядя не нее, истово молились. И вот тогда икона спустилась на руки. Люди сразу же принялись за строительство храма в гористом лесу. За день поставили три венца. Икону и венцы охраняла стража. Но чудо продолжалось: утром народ не узрел ни иконы, ни венцов.

Кочующая икона объявилась лишь в двух верстах, за речкой Тихвинской. И сруб был рядом. Это место икона не покидала долгие века. На месте деревянного храма православные христиане в начале XVI века поставили каменный храм, а при Иване Грозном, прибывшем в Тихвин поклониться святыне, здесь был устроен мужской монастырь (в настоящее время он возрожден).

Обретение иконы в Тихвине совпадает по времени с исчезновением из Царьграда иконы Богоматери, которая ранее пребывала в Иерусалиме. Для святыни в Царьграде поставили необыкновенной красоты Влахернский собор.

В Тихвин икона переместилась за 70 лет до падения Царьграда под натиском иноверцев.

Икона Влахернская и Тихвинская — не одна ли это святыня? Есть все основания дать на это положительный ответ. Новгородские купцы, видевшие икону в Тихвине, были в Царьграде на приеме у патриарха. И тот посетовал об исчезновении иконы Богоматери, покидавшей, оказывается, и прежде собор, но возвращавшейся. Купцы описали патриарху Тихвинскую икону словесно и рассказали о чудесном ее обретении. Патриарх понял то, что Владычица повелела оставить иконе пышный Влахернский собор за грехи и несправедливости, творящиеся на царьградской земле.

Тихвинская икона Богоматери приносила много исцелений народу. Есть и прямые исторические события, которых не обошла святыня. В 1613 году во времена великой смуты прошли здесь шведские войска и заняли Тихвинский монастырь, но были вытеснены русскими благодаря покровительству Богородицы. Это было чудом: с хорошо обученными воинами справилась горстка людей далеко не воинственного склада. Командующий шведской армией Делагарди был этим унижен и приказал сравнять с землей монастырь и город. Все население города спряталось в монастырь. Люди давали врагу отпор и молились. А после обходили монастырь с Тихвинской иконою Богоматери. Вражеское войско внезапно обуял страх и оно стало спешно отходить от монастыря.

Нападения шведов на город и монастырь возобновлялись не раз и всегда заканчивались их позорным бегством. Через год после этих событий именно в Тихвин прибыли из Москвы царские послы для переговоров со шведами о мире, который и был заключен 10 февраля 1617 года.

В годы Великой Отечественной войны Тихвин стал ареной ожесточенных боев с немецко-фашистскими захватчиками, стремившимися замкнуть вокруг Ленинграда второе блокадное кольцо. Оккупировав в ноябре 1941 года Тихвин, гитлеровцы похитили и вывезли с территории монастыря все старинные иконы, среди которых была и Тихвинская икона. Известно, что в тылу группы армий «Север», продвигавшейся к Ленинграду, находились эксперты оперативного штаба «Рейхсляйтер Розенберг», охотившиеся за историко-культурными ценностями. «Искусствоведы» в фашистских мундирах сразу же безошибочно определили, что к ним попала уникальная реликвия. Дальнейшую судьбу Тихвинской иконы можно проследить по архивным материалам штаба Розенберга. Большой массив этих документов сейчас хранится в Киеве, в Центральном Государственном архиве высших органов власти и управления Украины. К сожалению, «киевская» часть архива Розенберга все еще мало доступна ученым и практически не исследована. Первым делом эксперты Розенберга сочинили красивую легенду о спасении Тихвинской чудотворной иконы солдатами германской армии. Не исключено, что к созданию этого мифа приложил руку сам Альфред Розенберг, так как, по некоторым сведениям, он считал себя знатоком православных икон. Примечательно, что на Нюрнбергском процессе Розенберг даже несколько раз поправлял советскую переводчицу, считая, что она неточно переводит на немецкий язык названия некоторых русских икон. По немецкой версии получалось, что солдаты вермахта во время трудного боя с риском для жизни вынесли Тихвинскую икону из горевшей церкви Вознесения Богородицы. Как бы там ни было, достоверно известно, что в начале 1942 года немцы доставили Тихвинскую икону в Псков. Здесь она была передана в распоряжение военной комендатуры и помещена в хорошо охраняемую оружейную комнату. 22 марта того же года, опять-таки по немецким источникам, Тихвинская икона была торжественно передана Православной церкви. Вполне очевидно, что это была тщательно спланированная пропагандистская акция, как сказали бы сегодня: чистой воды пиар. В действительности, гитлеровцы и не думали возвращать похищенную святыню. По сути, она находилась под арестом. Якобы в целях безопасности икона по-прежнему хранилась в военной комендатуре, в запертом стеклянном ящике. Только по воскресеньям в 9 часов утра ее доставляли на службу в Троицкий собор, а в 6 вечера конвоировали на прежнее место. Ценные сведения о плененной святыне обнаружил в архиве управления ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области сотрудник ФСБ Станислав Бернев. Главным образом, это агентурные донесения, показания свидетелей и публикации оккупационных газет. При сопоставлении найденных материалов с документами из архива штаба Розенберга каких-либо существенных расхождений не обнаружилось. В начале 1944 года, перед тем как бежать из Пскова, фашисты вывезли все имевшиеся там культурные ценности, включая и чудотворную икону Тихвинской Божией Матери. Ее увез в Ригу высокопоставленный сотрудник оперативного штаба «Рейхсляйтер Розенберг» оберштурмфюрер Цвибель. В Латвии Тихвинская икона была передана на попечение епископу Рижскому Иоанну (Гарклаву). Но уже через полгода владыка и его 15-летний сын Сергей вместе с немцами бежали через Данциг в Германию, захватив с собой святую икону. В конце февраля 1945 года он прибыл в Ратибор. После того, как авиация союзников разбомбила резиденцию оперативного штаба «Рейхсляйтер Розенберг», располагавшуюся в берлинском округе Шарлоттенбург на Бисмаркштрассе, Альфред Розенберг эвакуировал большую часть своего персонала, а также награбленные в оккупированных странах Европы книжные собрания и архивные фонды в силезский городок Ратибор. Так что епископ Рижский Иоанн, надо думать, очутился в Ратиборе отнюдь не случайно. Все это говорит о том, что гитлеровцы до самого последнего момента старались не выпускать Тихвинскую икону из своих лап. Окончание войны застало епископа Иоанна в Судетах, в чешском городе Яблонец, куда съехалось много православных священников из Прибалтики, включая архиепископа Даниила. Обсудив создавшуюся ситуацию, они написали коллективное письмо в Москву, патриарху Алексию с просьбой оказать им содействие в возвращении в СССР. Для пересылки письма по адресу они сдали его в советскую военную комендатуру города Яблонец. Однако прошло более двух месяцев, а патриарх все не отвечал. Авторам письма это показалось (и не безосновательно) плохим предзнаменованием. В середине августа 1945 года группа православных священников во главе с епископом Иоанном перешла в американскую зону оккупации Германии. Американские войска тогда находились всего в нескольких десятках километров западнее Праги. Советское посольство в Чехословакии тут же предприняло попытку возвратить беглецов. Через некоторое время из американской зоны стали поступать сведения, что епископ Рижский Иоанн посещает лагеря перемещенных лиц и проводит там молебны перед иконой Тихвинской Богоматери. В эмигрантской прессе появлялись фотоснимки крестного хода с иконой, состоявшегося в лагере беженцев «Фишбек». Недавно московский историк Татьяна Васильева обнаружила в фондах Государственного архива Российской Федерации правительственную переписку конца 40-х годов, касающуюся Тихвинской иконы. Председатель Совета по делам Русской Православной церкви, «по совместительству» генерал госбезопасности Георгий Карпов обратился 15 февраля 1949 года с письмом к заместителю председателя Совета министров СССР К.Е.Ворошилову: «В связи с сообщением и предложением т. Соколовского (Главнокомандующий Группой Советских оккупационных войск и Главноначальствующий Советской Военной Администрации в Германии. - Прим. Н.П.) из Берлина о так называемой «чудотворной» иконе Тихвинской Божией Матери докладываю, что по наведенным справкам самая ценная риза с данной иконы с большим количеством камней была снята еще в период 1914-1918 годов и перевезена в Петроград, а затем вместе с другими государственными ценностями в г. Ейск». Замечу заодно, что в официальной советской переписке Тихвинскую Богоматерь для удобства именовали по первым буквам: ТБМ. Аббревиатура органично вписалась в привычный бюрократический ряд: МВД, МПС, ТБМ... Получив соответствующие директивы из Москвы, маршал Соколовский 5 марта 1949 года направил письмо в адрес Главнокомандующего и Военного Губернатора США в Германии генерала Клея, в котором просил своего американского коллегу содействовать возвращению в СССР Тихвинской иконы Божией Матери. По предварительной договоренности в Мюнхен, где тогда находился епископ Гарклав, должна была направиться делегация от Московской патриархии для проведения идентификации Тихвинской иконы. Минфин даже выделил 4800 марок на эту поездку, оставалось купить билеты. Но тут произошло нечто странное. Американцы вдруг без каких-либо вразумительных объяснений отказались от своих прежних обязательств и не разрешили представителям патриархии въезд в Баварию. В то же время епископу Иоанну срочно было предоставлено политическое убежище в США. Здесь стоит сослаться на известного американского ученого, профессора Гарвардского университета Патрисию Кеннеди Гримстед. В своей книге «Trophies of War and Empire» («Трофеи войны и империя»), она говорит о том, что епископ Гарклав вывез Тихвинскую икону в Америку по подложным документам. Американская военная таможня оформила икону как малоценную копию XIX века. Процесс реституции культурных ценностей, осуществлявшийся державами-победительницами на территории оккупированной Германии, охватывал период с 1945 по 1951 год. Как известно, в американской зоне, главным образом в Баварии, находилось наибольшее количество нацистских хранилищ с награбленными культурными ценностями. Осуществляя союзнический долг, США в первые послевоенные годы вернули Советскому Союзу свыше полумиллиона музейных предметов, вывезенных с оккупированной территории СССР. Однако в то же время западные державы (США, Великобритания и Франция) подписали 5 августа 1946 года за спиной СССР секретный меморандум, в котором предусматривалось не передавать Москве культурные ценности, вывезенные из Прибалтики. С точки зрения американцев, формально к ним могла быть отнесена и Тихвинская икона. В Америке епископу Иоанну пришлось часто переезжать из одного города в другой. Он жил в Бостоне, Нью-Йорке и Детройте, а в середине 50-х поселился в Чикаго, где уже в сане архиепископа был настоятелем Свято-Троицкого собора вплоть до своей кончины в 1982 году. Тихвинскую икону он передал на хранение своему приемному сыну - протоирею Сергию Гарклавсу, служившему в том же храме. Владыка всегда считал себя не владельцем иконы, а лишь ее стражем. Согласно его завещанию, возвращение святыни в Россию возможно только при полном возрождении Тихвинского монастыря. В 1995 году Большой Тихвинский монастырь был передан церкви, Успенский собор восстановлен и освящен.

8 июля 2004 года произошло знаменательное событие в жизни нашего государства. Из США в Россию, в свою обитель - Тихвинский Богородичный Успенский мужской монастырь возвратилась православная святыня - Тихвинская икона Божией Матери.

21 июня чудотворную Тихвинскую икону Божией Матери крестным ходом и торжественной литургией встретили более тысячи православных в столице Латвии - Риге (на встрече участвовали и представители общества религиознаго просвещения в Литве имени святой Евфросинии Полоцкой – Анастасия Щекина и Антон Янушкявичус).

23 июня 2004 года Тихвинская икона Божией Матери вернулась в Россию. Из аэропорта святыня, которую сопровождали митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир и архиепископ Тихвинский Константин, была доставлена в Храм Христа Спасителя.

У входа в Храм Христа Спасителя святыню встретили Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, Митрополит всей Америки и Канады Герман и сопровождающие его архиереи Православной Церкви в Америке, а также сонм архипастырей и пастырей Русской Православной Церкви.

28 июня в 8.00 в Санкт-Петербурге на площади Александра Невского состоялась встреча Тихвинской иконы Божией Матери. Крестным ходом икона была доставлена в Свято-Троицкий собор Александро-Невской лавры, где Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир отслужил молебен, а затем Божественную Литургию.

4 июля 2004 г. в 8 часов утра состоялся общегородской крестный ход с Тихвинской иконой Божией Матери из Свято-Троицкого собора Александро-Невской лавры к Казанскому кафедральному собору.
До 4 июля икона находилась в Александро-Невской Лавре, с 4 по 8 июля в Казанском соборе и 8-го ее торжественно перенесли в Тихвин.

Из воспоминаний Крестного Хода в 2006 году:

 

Владимир Кольцов-Навроцкий: Получив по электронной почте, приглашение стать участником Крестного хода, по маршруту от города Паневежис до деревни Гегабростай, после некоторых сомнений - решил: пойду, второго случая может не представится. Настоятель нашего Тракайского прихода о.Александр по телефону благословил и напутствовал быть представителем от нас. Вводило в смущение то, что пешком надо преодолеть, как предупреждали, 30 км, а это мой личный рекорд, да еще на следующий день, мы с семьей приглашены на свадьбу... В-общем, собрал рюкзак, и ранним утром в 5.30 уже на Вильнюсском автовокзале занимаю место в первом, по расписанию, микроавтобусе. Впереди до места сбора - два часа пути и 150 километров. Повезло, в полупустой маршрутке расслышал русскую речь и познакомился с попутчицей по Крестному ходу - значит, уже не один. В Паневежисе, от автовокзала, чтобы дойти к церкви Воскресения Христова – начала нашего пути, надо держать направление к возвышающемуся в 200 метрах каменному католическому костелу Святой Троицы, который до 1919 года был православной церковью Казанской иконы Божией Матери. Новая знакомая рассказала, что когда на куполе меняли крест на католический, сорвался и погиб работник. И тогда ксенз попросил, перед второй попыткой, нашего священника окропить их крест нашей святой водой. От этого храма, если пройти через площадь, уже видна среди деревьев деревянная, ухоженная, покрашенная в бело-синие тона и расположенная на православном кладбище - церковь Воскресения Христова (1892 года года постройки).

Возле сторожки много молодежи с рюкзаками, добравшейся своим ходом. Услышав колокольный звон, все пошли на службу, которую провели молодые священники: настоятель о. Алексий Смирнов и о. Сергий Румянцев. После напутственного молебна, в половине девятого утра, две местных пожилых прихожанки, на рушнике-полотенце взяли большую икону Тихвинской Божией Матери и возгловляемые о. Сергием, под песнопения псалмов тронулись в путь. Для этих женщин участие в Крестном Ходе должно было закончиться за городом, но они все шли и шли во главе всех, по очереди сменяя друг-друга...

Намечался жаркий июльский день и среди тридцати паломников с рюкзаками и спальниками, обратил на себя внимание пожилой мужщина с военной выправкой, в строгом черном костюме. Оказалось, Владимир только в храме узнал о предстоящем событии, и не раздумывая, празднично одетым и в выходных туфлях, так и пошел с нами.

В католической Литве православный Крестный Ход все-таки незаурядное событие и местные жители с интересом на нас смотрели, и я видел как многие горожане останавливались, преклоняя голову перед иконой и крестились.Некоторые встречные машины притормаживали.

С молодыми родителями из Москвы - Оленой и Федором, в детской коляске, иногда по бездорожью, весь путь проехала их семимесячная дочь. Подростки мальчишки и девчонки, по очереди везли самую младшую паломницу Елизавету, и собирали ей землянику. Первый получасовой привал, для общего завтрака в 10.00 , на берегу речушки. Всем розданы баранки и булочки, которые макали в мед и запивали водой. Можно рюкзаки сдать в машину и искупаться, потому что организаторы предупреждают следующий привал в 13.00. Путь проходил по проселочным дорогам, мимо хутaрков и деревенек. И запомнились табун породистых лошадей какого-то селянина, столь не характерный для нашего времени, и стадо из ста пятидесяти коров. Мелькнула мысль - неужели колхоз сохранился?

Второй привал - у большого озера, по берегу которого несколько километров пролегал наш путь. Теперь уже купались все, по очереди охраняя икону, Елазаветину коляску и рясу. До этого не приходилось плавать в озере со священником, устраивая с ним для детей из скрещеных рук трамплин. На обед всем подвезена горячая гречневая каша, с рыбными котлетами. Усталости нет. Опять идем бодрым шагом засеяными полями и перелесками, все по очереди несут икону Богородицы, даже "почетный караул" из трех восьмилетних друзей, так и прошедшими возле иконы почти всю дорогу. Иногда кто-нибудь запевает псалмы и мы дружно ему подпеваем. Повороты для нас отмечены пестрыми ленточками на деревьях, потом они снимаются, и эта "памятка" достается каждому участнику.

В 16.30 снова привал на полчаса у озера поменьше, но с очень чистой теплой водой. Привезли полдник - булочки, мед, вода. Больше привалов не будет. Солнце нагрело воздух до 30°C, но все бодры - идем, с подъемом рассказывая друг-другу что-то интересное и соответствующее событию.

В семь вечера, задолго до прихода к околице деревни Гегабрастай, нас встречают местные старушки и маленькие дети, которым под силу только последняя часть пути. Их мамы здесь нас ждали, приготовив горячий ужин. Заступницу нашего края - мы передаем им.

Вот и пришли - короткий общий благодарственный молебен в церкви Святителя Николая, и все приглашаемся на общую трапезу, с горячим борщем и овощным рагу на второе. Все вкусно, спасибо хозяйкам. Разместились за длинным столом, рядом с изгородью храма. Когда-то, возле церкви в Аникщяй, на скамейке, провел всю ночь из-за поломки последнего автобуса, но вот так близко с храмом не трапезничал.

Деревня Гегабрастай в православном мире знаменита тем, что настоятелем храма был протоиерей Николай Гурьянов (1909-2002), "Залитский старец", один из современных столпов русского старчества, тепло почитаемый и простыми православными, и Патриархом Алексием II. "Ясно видевший прошлую, настоящую и будущую жизнь своих чад, их внутреннее устроение". В Литве он пребывал в потаенном месте в безвестности, до положенного Богом срока, и прослужил в этой церкви десять лет, прежде чем затем переехать на сорок четыре года на остров Залит. У нас он был удостоен права ношения золотого наперсного креста. Один из молодых ребят, Антон (дядя и крестный отец самой младшей паломницы), по дороге рассказал о встрече с старцем Николаем на острове ”Залит” и о том, что он предначертал ему жизненный путь учится в медицинском и стать врачем. Интересно, что старец через одну женщину передал, чтобы Антон приехал к нему на остров для благословения, хотя они не были знакомы. Старец Николай называл Гегабрастай ”Вторым Афоном”. Из городов за 80 км устраивал крестные ходы в деревню Гегабрастай священномученик Иоанн (архиепископ Рижский).

Вечером сходили еще раз искупаться в местной речушке. Потом - вечерняя общая молитва в храме. Вот и позади 42 километра, но совсем незаметно, чтобы кто-то устал. Подъехало еще несколько молодых семей с грудными детьми, но на ночь все размещены в подремонтированом двухэтажном доме священика. Спальник свой, матрасы всем выделены.

Утром в храме была отслужена Божественная Литургия.

Анастасия Щекина: Уже 5 лет в Гегабрастах проходят иконописные лагеря, во время которых была написана новая Тихвинская икона московским мастером иконописи Ольгой Георгиевной Богомоловой для Никольского храма. В течение года икона хранится в панявежском храме Воскресения Христова, а на кануне праздника Тихвинской иконы Богородицы, 8 июля, икона крестным ходом переносится в гегабрастский храм и прибывает там во время летних лагерей.

После совершения молебна в панявежском храме икона выносится из храма и совершает одиннадцатичасовое шествие. Икону нести довелось всем участникам крестного хода. До городской черты икону несли прихожане панявежского храма.

Во время крестного хода бывают три привала. Первый привал на берегу реки Левуо, отдых и небольшая трапеза. Следующий - на паистрийском карьере, с купанием и обедом. Последний привал - за пару часов до конца хода. В пути поются церковные песнопения ко Пресвятой Богородице.

Использованная литература:

1. Иеромонах Нестор (Кумыш), Светлой памяти старца протоиерея Николая Гурьянова, Православие и жизнь (Санкт-Петербургская епархия), 2002, № 9-10.

2. www.ikona.ru