Categories List

И рече Господь Бог: недобро быти человеку единому,
сотворим ему помощника по нему
(Быт.2,18).

Едва ли кто-нибудь будет оспаривать ту мысль, что в руках женщины находится огромное влияние на дела человечества - и добрые, и злые. Творцу не угодно было даровать ей власть, которая подчиняет слабого сильному и действует принудительно, но зато Он даровал ей влияние, которое покоряет и сильного слабому так, что сильный и не замечает этого и подчиняется слабому, не чувствуя стеснения своей свободы. <….> Влияние женщины велико, но оно благотворно только тогда, когда вся жизнь женщины сообразна с её назначением.

Каково же назначение женщины? Для некоторых этот вопрос представляется странным. “Женщина, – говорят они, – человек, следовательно, назначение её общечеловеческое”. И то верно, что постоянное самоусовершенствование, стремление сделаться по подобию Творца всесовершеннаго, есть общее назначение того и другого пола. Но женщина не только человек, она женщина, и потому, как женщина, должна иметь еще свое частное назначение, отличное от назначения мужчины, будет ли она замужнею женой или нет.

“Недобро быти человеку единому”... Щедро наделил Бог первого человека дарами Своей благости. Однако Адаму чего-то недоставало. Чего? Он и сам не знал, а только предчувствовал, что именно недоставало ему помощника по нему. Без этого помощника неполно было блаженство рая. Одаренный способностью мыслить, говорить и любить, он своей мыслью ищет другого существа мыслящего, его речь печально звучит в воздухе, и только мертвое эхо служит ему ответом. Эта любовь не находит для себя предмета близкого и равного ему, все его существо жаждет другого, подобного ему, но такого существа нет, не обретается для Адама помощника по нему. Тогда всеблагий Бог, создавший человека для блаженства, удовлетворяет его потребности и творит жену. Вот то существо, которое искал Адам, другое его я, но, тем не менее, отличное от него. Итак, жена-подруга дарована Богом мужу. Она не ниже мужчины, потому что она не только помощница мужу, она помощница, “подобная ему”, и при этом только условии равенства может оказать ему помощь, в которой он нуждается. Однако же место это второстепенное, зависимое: жена сотворена после мужа, создана для мужа. Как взятая от него, она “кость от кости его, плоть от плоти его” (Быт.2,21), и столь тесно соединена с ним, что он не может унизить её, не унижая самого себя. Грех до основания потряс быт семейный и извратил взаимные отношения мужчины и женщины. Дьявол обольстил жену и её же потом употребил в орудие для совращения мужа. Преступление вдвойне искусное: дьявол знал, что вернее всего подействовать на жену, так как она слабее мужа, её легче уговорить, и на мужа она имеет влияние. Но это нежное, глубокое влияние для того ли было дано жене, чтобы она господствовала над сознанием мужа, чтобы вводила его в обман и таким образом за жизнь, от него полученную, отплатила ему грехом и смертью?

И вот за забвение любви Бог наказывает её жестокими болезнями, при которых часто невозможным становится размножение рода человеческого; за забвение зависимости Он унижает её положение, подчиняет ее мужу: “и к мужу твоему вожделение твое, и он будет господствовать над тобою” (Быт.5,16). С этого времени в семье началась борьба. Вместо того, чтобы терпеливо нести наказание за грех и внутренней борьбой, самоисправлением уничтожить беспорядок жизни семейной, муж старается освободиться от бремени забот и трудов, которые он должен был нести на себе по суду небесного правосудия. Жена вследствие этого из подруги становится сначала работницей, потом рабой. Она стремится не только освободиться от рабства, но и приобрести власть над мужем, а не имея сил на это, прибегает к хитрости и лукавству. Началась борьба деспота с рабой. А между тем милосердный Бог тотчас же при грехопадении предложил средство для излечения страшной болезни, средство, могущее восстановить потерянное равновесие между двумя полами. От Девы должен родиться обетованный Примиритель, который может разрушить дела дьявола (1Ин.3,8). Семя жены должно поразить главу змия (Быт.3,15). И вот предназначенный час пришел. Пресвятая Дева, по силе любви и смирения, приняла в Себя Бога и воплотила Его. Жена возвратила мужу то, что отняла у него; возвратила безмерно больше, чем тот потерял через неё, и тем освободила себя от рабства. Богоматерь Мария – образец любви! Но помните – она освободила женщину от рабства не восстанием против мужа, а смирением. Вот идеал женщины-христианки!

Нельзя не заметить в женщине особенного оттенка, положенного рукой Творца на все её способности. В этом отношении по преимуществу можно сказать, что в Писании заключено только то, что написано в сердце женщины. Правда, и женщина не чужда эгоизма, который царствует над всем человечеством. Но если мы отнимем все наросты греха, если возьмем женщину такой, какой вышла она из рук Творца, то увидим, что любовь – основание и сущность её бытия.

Когда дело идет о любви, не так важна степень её, как характер. Любовь – основание бытия женщины. Но какая любовь? Существует два рода любви: одна поставляет свое счастье в чувстве, которое внушает, и в жертвах, какие ей приносят; другая находит свое блаженство в чувстве, её вдохновляющем, и в жертвах, ею приносимых. Эти два рода любви не существуют отдельно один от другого и женщине они оба известны, но в ней преобладает любовь второго рода. Любимая другими – она счастлива, хотя и изменчиво её счастье в этом случае. Но любить, жертвовать собою во имя любви – это потребность её души, это закон её существования, закон к исполнению которого никто и никогда не принуждает её. Все народы во все века согласны с этим. Какое чувство стало образцом любви чистой, живой и глубокой у всех народов и на всех языках? Любовь женщины, любовь матери, которая, после всех страданий, потрудившись день, прободрствовав ночь, считает для себя достаточным вознаграждением одну улыбку, ласку дитяти. Любовь матери прославлена уже поэтами и моралистами, но все эти похвалы мы можем совместить в одной: сама любовь отца согласна уступить ей первенство. Мало того, Сам Бог выбрал её из всех привязанностей человеческих для выражения Своей любви.

Если таково сердце женщины, то как не признать за ней призвания к любви?! Любовь внушает женщине не только самоотвержение, она дает ей мужество, то мужество, которое необходимо для совершения добра и которого у женщины больше, чем у мужчины. Мы не говорим о мужестве деятельном, в этом отношении мужчина превосходит и должен превосходить женщину. Последняя уступает ему в этом бестрепетно. Но у неё гораздо больше мужества страдательного, которое чаще требуется в сфере скромной, ежедневной деятельности. Мужчина сумеет скорее покончить с чем-нибудь, а женщина лучше перенесет; мужчина предприимчивее, женщина терпеливее; мужчина смелее, женщина крепче. Хотите убедиться? Посмотрите на женщину во время её жесточайшей болезни, данной ей в удел, ценой которой служит жизнь человека; сравните её с мужчиной во время его одиночества, болезни, бедности, вдовства, несчастья... Преимущество в терпении остается на стороне женщины. В случае мучений публичных мужчина поддержит свою честь, но если дело коснется страданий незаметных для взоров людских, то будьте уверены, что женщина окажется выносливее.

Так сама природа создала женщину способной на выполнение того призвания, которое указано ей словом Божиим. Но это не значит, чтобы она в настоящем своем естественном состоянии была способна выполнить свое назначение. По одному из тех противоречий, какие породил грех, поколебавший дело творения, но не разрушивший его, и женщина оказывается способной и вместе с тем неспособной к своему назначению. Способной – потому, что имеет известные стремления души, которые прямо влекут её к главному делу жизни; неспособной – потому, что у нее есть расположения, которые препятствуют тому же самому делу. В том самом сердце, в котором рукою Творца были положены семена для жизни, сообразной с назначением женщины, враг посеял другие семена, которые заглушают или делают недействительными первые. С целью поставить больше препятствий делу женщины, он успел сообщить ложное направление и тем средствам, какие даны были ей от Бога для выполнения своего призвания: деятельность сделалась суетливостью, наблюдательность перешла в пустое любопытство, острота ума обратилась в лукавство, проницательность – в дерзость, быстрота взгляда – в ветреность, нежность – в кокетство, вкус – в изысканность, подвижность впечатлений – в каприз, способность проникать в сердце сделалась интригой, влияние – деспотизмом, нежность природы – раздражительностью, потребность быть полезною – жаждою нравиться. И два главные стремления, указанные нами в женщине – скромность и любовь – получили превратное направление. Так, сердце женщины, одно из богатейших сокровищ земных, перестав быть сокровищем Божиим, становится сокровищем врага рода человеческого. Это не клевета на женщину, как не было лестью то, что прежде сказано. Святое Писание подтверждает наши слова. Описывая все достоинства женщины, оно резко изображает все её пороки и заблуждения. Апостол Павел в женщинах болтливых, праздно шатающихся по чужим домам, видит источник обольщений (1 Тим.5,13; 2 Тим.5,6-7). В книге Притчей, оканчивающейся описанием добродетельной жены, Соломон чертами горького сатирического красноречия описывает не только женщину падшую, убийственные дела которой никто не изображал еще с таким святым ужасом, но и всякую женщину, неверную назначению, указанному ей Богом.

Так, нужно, чтобы это сердце женщины – горячее, но вместе с тем и страстное, нежное и ревнивое, чувствительное и раздражительное, мужественное и слабое, доброе и злое, исправилось, чтобы жизненный поток, изливающийся из него, принял надлежащее направление. Но кто же исправит, перевоспитает сердце женщины? От кого другого ожидать такой благодати, если не от Сына Божия, который через Своих боговдохновенных служителей указал женщине её назначение и кроме того в Своей жизни указал ей совершеннейший образец жизни, в Своем Кресте открыл ей путь к достижению этого образца?! Правда, жизнь Спасителя, как обнаружение всех добродетелей, представляет высочайший образец для жизни и мужчине, и женщине. Как и то правда, что Иисус Христос, представляющий в Своей жизни совершеннейший образец всех добродетелей, Иисус распятый, единственная жертва, очищающая грехи, есть единственный источник той любви, которая, разнообразясь в своём приложении, освобождает от греха и мужа, и жену. Но если Иисус Христос мог встречать в одной части рода человеческого больше сочувствия, чем в другой, то больше сочувствия Он встретил со стороны женщины. В самом деле, Господь Иисус, природа Которого – любовь, Господь, всецело предавший Себя на жертву, явившийся на землю, чтобы доказать всем плоды высочайшей любви в соединении с глубочайшим смирением, не был ли всегда близок к сердцу женщины, которой удел – смирение, которой призвание – любовь?!

Назначение женщины – быть для мужчины помощницей ему. А первая помощь, какой вправе ожидать мужчина от женщины, это помощь духовная. Женщина должна не только даровать мужчине утешение в жизни настоящей, но и помогать ему в достижении жизни вечной. Не одна истинная, полная любовь требует этого, а любовь, предпочитающая вечное временному; того же требует и долг справедливости. Через жену грех вошел в мир. Помня это, представьте себе Еву, стоящую вместе с Адамом на коленях над трупом Авеля, убитого братом, божественное определение которого гонит в землю безлюдную. При виде плодов своего греха в настоящем, при мысли о будущих его последствиях, Адам своим взором, полным нежной грусти, говорит жене: “Возврати мне милость Божию, возврати мне мир с самим собой; возврати мне райские дни, возврати мою невинность, мою святую любовь к Господу и к тебе самой?” И Ева чувствует, понимает этот взгляд. Она знает, что очень мало даст своему мужу, если будет расточать перед ним утешения земные, не доставляя радостей небесных, и сознавая свое бессилие загладить все зло, причиненное мужу, она умоляет, заклинает его постоянно обращать свой взор к обетованному Избавителю, могущему загладить все грехи, восстановить все разрушенное и открыть для падшего рода человеческого второй рай, еще прекраснее того, вход в который охраняет отныне меч Херувимов. А при этом как много отрады, как много утешения доставляет она мужу!

В этой женщине, указывающей на обетованное спасение, не блестит ли образ другой женщины, которая послужила спасению мира своим чадородием? Что сделала Богоматерь, то должна сделать по-своему и каждая женщина. Но как женщина может выполнять это назначение своё, если она не имеет Спасителя в своем сердце? Так, подле Спасителя, с любовью в сердце к этому Спасителю, женщина является истинной женщиной – полной достоинства, высокой в самом скромном положении своем, сильной в своей слабости, способной доказать, что та, которая отвлекла мужа от Бога и привлекает его к Богу.

Продолжение в номере 7 >>>

(Из книги протоиерея Дмитрия Соколова)

Подготовил иерей Сергий Нейфах