Logo

(Из книги протоиерея Дмитрия Соколова) (Продолжение)

Между общечеловеческим назначением и назначением супружеским, есть для женщины еще назначение среднее, которое будет более частное, чем первое, и более общее по отношению ко второму, назначение, свойственное не только жене, но и всякой вообще женщине, назначение, раскрытое в Св. Писании, которое женщину вообще называет помощницей и славой мужа.

Женщина всегда должна быть женщиной и не должна бросать занятий, исключительно ей принадлежащих, из угождения чьему-то ложному вкусу. Странно слышать о девице, производящей в концерте всеобщий восторг и не умеющей взять в руки иголки, не умеющей принести пользы в жизни домашней. Пусть будет дано хорошее направление сердцу, и сердце даст верное направление всей жизни. Если скромность и любовь – непременные условия для выполнения женщиной своего назначения, то они и должны быть внушены сердцу женщины. Тогда, если Господу угодно будет поставить ее в положение супружеское, она в состоянии будет выполнить свое назначение; тогда и муж найдет в ней не только помощницу по себе, но и нравственную преобразовательницу. Впрочем, девица, и не сделавшись супругой, может и должна быть помощницей мужчины. В самом деле, сколько доброго она может сделать, не выходя из дома родительского! Здесь она разделяет с матерью заботы по воспитанию меньших членов своей семьи, от которых пользуется полным доверием, не стесняемым тем страхом, который дитя чувствует к родителям.

Мы бросили взгляд на женщину до её замужества. Посмотрим теперь на нее после замужества, обладающую тем драгоценным плодом, который в Св. Писании называется наследием Вечного, посмотрим на супругу, ставшую матерью. Жена твоя, как плодовитая лоза, в доме твоем; сыновья твои, как масличные ветви, вокруг трапезы твоей (Пс.127,5). По отношению к ребенку, мать-христианка занимает место не низшее и не равное, как супруга, она занимает место высшее; однако же это самое превосходство не освобождает её от самоотвержения, требуемого назначением женщины. “Не добро быти дитяти одному”, – и Бог даровал ребёнку любовь матери. Быть матерью – это служение, а первое условие верного служения есть бескорыстие. Истинная, верная своему призванию мать не говорит: “Вот мой сын, которого я родила для себя”; она думает: “Вот человек, родившийся в мир, для блага мира”. Что будет отроча сие? (Лк.1,66), – спрашивают земля, небо и ад, склонившись над колыбелью этого слабого творения. Ответ на это во многом зависит от воспитания, а воспитание – от матери.

От начала воспитания зависит многое: в направлении, данном ребенку в первые годы его жизни, скрывается зародыш будущей его деятельности. Но первые годы дитяти – в руках матери. И действительно, в эти годы кто может для ребенка заменить мать? Отец? Но у отца не хватит ни способностей, ни времени, ни терпения, которых так много у матери. Никто так верно, как она, не определит природы ребенка, сипы и слабости его характера, того, что можно сделать из его темперамента; никто лучше матери не определит меры строгости и поблажки; никто не владеет больше ее искусством возбуждать любознательность в ребенке, привлекать его внимание, руководить наглядным обучением. Никто кроме матери не способен дать правильный рост этому молодому растению. Самое большое влияние, существующее в отношениях между людьми, это – влияние матери. Не требуйте от нее систематических действий, она действует скорее по вдохновению, чем по расчету. Может показаться, что она действует наугад; предоставьте ей это дело, чувство матери вернее приведет к цели, чем все соображения отца. И какие чудные перемены совершаются иногда в детях при материнском влиянии!

Домашнее, семейное воспитание, конечно же, предпочтительнее общественного, оно может проникать во все извилины души ребенка, тем более, что оно сосредоточено в руках матери. Такое воспитание, совершаемое женщиной, могут назвать женственным. Но отрицательного влияния женщины можно опасаться только тогда, когда оно бывает исключительным, в семье же оно уравновешивается влиянием мужчины. Часто случается, что в деле приведения ребенка к Спасителю она не имеет на своей стороне почти никого, и счастье, если только не все против нее. Но пусть никто не сочувствует ей; с ней Бог – и этого для неё довольно.

Кто не знает, как сильны первые впечатления? Кого не очаровывали воспоминания детства? И кто с этими впечатлениями и воспоминаниями не соединял имени матери, если только мог помнить её? Поверьте, каждый сын скорей дважды усомнится в уме отца, чем один раз в сердце матери... Сын её подрос и мало-помалу начал выходить из-под надзора матери. И вот новая забота! В силу своего прежнего влияния, мать пользуется полной доверенностью, и эта доверенность вручается ей за будущее влияние. Во время задушевных разговоров, к которым сын уже привык, которые сделались для него необходимостью, мать читает в глубине его сердца. А кто читает в глубине сердца у другого, тот владеет этим сердцем. Так, например, в сыне зажигается страсть и грозит ему падением. Сказать об этом матери? Это невозможно. Скрыть от нее – еще меньше возможности. И искушение побеждено...

Вот приходит, наконец, минута долгой, может быть, вечной разлуки с сыном. Не отчаивается мать-христианка. Корабль, который она строила в течение стольких лет, должен быть спущен, и она спускает его на воды бурного, мятежного моря. Глазами, полными слез, она провожает его до последней точки горизонта; вот он готов исчезнуть из глаз её... он исчезает уже... он исчез... И жаркая молитва матери несется к небу: Господу, управляющему ветром и бурей, Господу, любящему более, чем она сама, она вручает свое сокровище.

Но доброе влияние может иметь только истинная мать; а не истинною нельзя назвать всякую мать, даже ту, которая любит своё дитя, но не имеет с ним нравственной связи. К несчастью семьи, к несчастью общества, к гибели жизни христианской, эта связь часто теряется. Да, это несчастье, но несчастье такое, которое можно, хотя и отчасти, но исправить. И мать, не бывшая почему бы то ни было истинной матерью, может, при Божьей помощи, сделаться для брошенного ею сына помощницей ему. Еще не поздно приняться ей за воспитание взрослого сына, которое доставляет ей возможность иметь на него влияние. Как звено связывает она, верная хранительница преданий семейных, два поколения: одних отживающих, а других вступающих в жизнь. Она является центром, около которого группируются несколько семей, которые тотчас же разойдутся, лишь только потеряют это средоточие. Быть может, в глубине сердец их кроется много личных взглядов, личных стремлений, страстей, но все это личное, разъединяющее сдерживается присутствием одной женщины. И всякий жертвует своими личными стремлениями, чтобы доставить успокоение престарелому члену семьи. Её опытность, седина волос, неопределенный страх лишиться её каждый день – все ведет семью к этому сердечному единению. Какая полная возможность послужить на пользу человека! Всякое слово родной матери-бабушки принимается, как урок человека мудрого, много повидавшего, наделенного великим жизненным опытом. Счастлива мать, прекрасно заканчивающая дело, хорошо начатое; счастлива и та мать, которая старается как можно лучше закончить начатое дело.

Но вот рядом с женщиной-матерью стоит другая женщина, которая или по обстоятельствам жизни не сделалась, или по собственному выбору, по чувству самопожертвования, по ревности о благочестии не захотела быть супругой и матерью. Выполняет ли, может ли выполнить она свое назначение женщины? Какое приложение будет иметь её любовь? Как она может быть для мужчины помощницей ему? Да, может быть, приходят минуты, когда она раскаивается в своем решении или жалуется на свою судьбу. Одиночество, мысль, что она существо бесполезное, мучает тогда и тяготит её, а иногда в этой душевной борьбе она падает.

Нет-нет – велико и её служение на пользу человечества, иногда даже несравненно выше служения замужней, только бы явилось у нее искреннее желание служить! Апостол Павел ясно указывает на её служение: «Между замужнею и девицею есть разность. Незамужняя заботится о Господнем (как угодить Господу), чтобы быть святою и телом и духом, а замужняя заботится о мирском – как угодить мужу. Посему, кто выдает замуж девицу, тот хорошо делает, а кто не выдает – делает лучше» (1Кор.7,35-38). Из этих слов апостола ясно видно, что и незамужняя женщина может выполнить свое назначение, указанное ей Богом. И даже лучше замужней. Сам апостол избрал девство с целью всецело посвятить себя делу проповеди и молитвы, при полной свободе и времени, и действий, при полной свободе мысли и сердца.

Эта свобода от супружеских обязанностей и расширяет круг благотворительной деятельности женщины-девственницы. Сердцу женщины прирожденна сила любви. При естественном её положении, т. е. когда она выходит замуж, сила эта направляется на семейство – на мужа, на детей. При одиночестве она обнаруживается другим путем и принимает одно из двух направлений. Первое, когда эта сила, замкнутая внутри, направляется на самого человека и сосредоточивается на его личности. Отсюда безмерный эгоизм, отсюда часто встречаемое между женщинами, оставшимися в девах, крайне развитые самолюбие, любопытство, праздность, скупость, светская суета. Отсюда и эта пустота их жизни, расточаемой среди пустых удовольствий. А второе, когда сила любви выходит наружу, высказывается в любви к Господу и ближнему и заставляет женщину жертвовать собою для блага человечества, подобно тому, как супруга или мать делает это для блага собственной семьи. Тогда чувство делается сразу шире и глубже. Шире потому, что оно не ограничивается кругом домашним; глубже потому, что выливается из глубины сердца.

Так образовались святые и человеколюбивые девы, а точнее – девы святости и милосердия, у которых и следует искать совершеннейших образцов христианской благотворительности. Труженицы земные, стремившиеся к жизни небесной, они, кажется, постоянно и были только заняты тем, как бы удовлетворить требованиям своего сердца, дышавшего любовью к человечеству, удовлетворить искренней своей ревности к добру – своим бескорыстным самоотречением и добрыми делами. Ряды их открыты для всякой девственницы, жаль только, что таких у нас очень и очень мало. Жатва обширна и не находит жателей, а жатели блуждают в одиночестве, не находя дела. Люди стонут, не находя подле себя человека, сочувствующего, а люди, полные сочувствия, страдают, пожираемые силою любви, которая не находит исхода. Странное противоречие!

Вы алчете деятельности по сердцу! Отверзи очи твои, говорит премудрый Соломон, и насыщайся хлеба (Притч.20,13); посмотрите вокруг себя и увидите. Вот ваш маленький брат; у него нет ни отца, ни матери: вы можете быть для него и другом, и матерью. Вот ваша сестра; она готова уже упасть под бременем забот семейной жизни: поддержите ее своим участием, своими силами. Вы жаждете употребить силу любви своей на пользу семьи! Посмотрите вокруг себя. Обнимите своею любовью весь мир, идите всюду, где плач и страдание, где нет счастья; помогайте, спасайте. Будьте матерью для всех – и вы исполните свое назначение, ваша жизнь не пройдет без цели и пользы. И когда настанет ваш час, каждый благословит девство, давшее вам возможность сделать столько добра.

Так, женщина, кто бы ты ни была, и в каком бы положении ни состояла, вложи в сердце свое определение Господа о твоем назначении: сотворим ему помощника по нему – и в своей жизни выполни это определение! Жена бесполезная, обременяющая только землю,- как бесплодное дерево, ты можешь умереть и по себе не оставить никакого следа; доселе ты не знаешь, откуда и куда идешь, вот и тебе открывается широкое поприще, о котором ты не знала, о котором только воздыхала. Вот дело, на какое ты должна посвятить всю свою жизнь, чтобы, умирая, могла сказать: совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить (Ин.17,4).

Подготовил иерей Сергий Нейфах

2016 © Православное Братство Литвы