Персоналии

«Тотчас вышел Петр и другой ученик, и пошли ко гробу…Они побежали оба вместе; но другой ученик бежал скорее Петра, и пришел ко гробу первый. И, наклонившись, увидел лежащие пелены; но не вошел во гроб. Вслед за ним приходит Петр, и входит во гроб, и видит одни пелены лежащие, и плат, который был на главе Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте. Тогда вошел и другой ученик, прежде пришедший ко гробу, и увидел, и уверовал» (Ин.20,3-8).(Выделено нами; В.Н.).

Что же такое увидели ученики Христовы? Чем поразили их лежащие пелены, что они сразу уверовали в воскресение Христово? Думается, что их поразило то, что сегодня носит название «Туринская Плащаница».

Туринская или Святая Плащаница представляет собой льняное полотно длиной 4,36 м. и шириной в 1,1 м., весом около 2,45 кг. Полотно древнее, но сравнительно хорошо сохранившееся. Оно соткано «елочкой» из льняной пряжи Z-образного сечения, при этом каждая нить утка проходит под тремя нитями основы, так что получается нахлёст трёх нитей на одну. Толщина ткани – 0,34 мм. По мнению специалистов, лён происходит с Ближнего Востока или из Средиземноморского бассейна, а изготовление указывает на работу мастера высокого класса. Проф. Ж.Раес из Института текстильных технологий Гентского университета (Бельгия), изучив фрагмент ткани, отрезанный от Плащаницы, установил, что полотно соответствует свойствам самых качественных египетских тканей, в которые обертывали мумии. Обычные ткани в Палестине, Риме и Египте изготавливались по принципу одна продольная нить на одну поперечную, плетение же «елочкой» считалось признаком высшего класса. Благодаря радиоуглеродному анализу, проведённому в Оксфорде в 1988 г., на Плащанице были обнаружены волокна хлопка, «очевидно египетского происхождения, причём очень древние» (П.Смит). Большинство учёных объясняет их наличие тем, что ткань Плащаницы была соткана на том же станке, на котором до этого работали с хлопком. Некоторые, в частности американский археолог из Пенсильвании П.Мэлоуни, считают, что волокна хлопка входили в состав самой пряжи. Наличие хлопка является важным обстоятельством. Оно говорит в пользу ближневосточного происхождения ткани, так как европейцы не знали хлопка вплоть до IX века, когда мавры начали выращивать его в Испании. На Ближний же восток хлопчатник проник из Индии во времена царя Сеннахерима, т. е. в VII веке до н.э. Учёный из Манчестерского текстильного института (Англия) Д.Трайер заключает: «Логично было бы сделать вывод, что льняное полотно из пряжи Z-образного сечения с диагональным типом плетения, при котором одна поперечная нить чередуется с тремя продольными, подобное ткани Плащаницы, могло быть соткано в первом веке в Сирии или Иудее». О других, весьма важных, особенностях этого полотна мы скажем в дальнейшем, теперь же – о главном: об изображении на полотне.

В современном описании «на одной стороне полотнища видны два оттиска человеческого тела в позе, характерной для похоронных обрядов: один с передней стороны тела, другой – со спины. Два оттиска или сдвоенное изображение показывают, что Человек на Плащанице (пока будем называть его так) был положен на спину на одну половину длинного полотна, головой к центру. Затем его накрыли другой половиной ткани, перекинув её через голову покойника. Желто-коричневый цвет изображений контрастирует со светлой окраской древнего полотнища. Оттиски более всего напоминают опалины, вроде тех, какие мог бы, например, оставить на льняном платке горячий утюг. Те, кто воочию видел Плащаницу, единодушно утверждают, что чем ближе подходишь е полотнищу, тем труднее рассмотреть загадочные изображения – они начинают расплываться. Лучше всего рассматривать Плащаницу с расстояния два метра и более.

По всей длине изображений имеются пятна крови коричнево-красного или карминного цвета. Следы самого сильного кровотечения наблюдаются на запястьях и ступенях, кроме того, видна рана на правом боку изображения, что точно совпадает с описанием ран, нанесённых Христу во время распятия… На изображениях также видны следы крови на голове и на лице, что соответствует библейскому описанию венчания терновым венцом и бичеванию, которые предшествовали распятию. При этом следы разложения на ткани отсутствуют… Человек на Плащанице – это обнаженный мужчина крепкого телосложения, примерно тридцати-сорока пяти лет, с ниспадающими на плечи длинными волосами, разделёнными на прямой пробор, с усами, пейсами и бородой… На изображении со спины мы видим длинную косу около двадцати пяти сантиметров, которая идёт от основания головы и заканчивается между лопатками. Такие косы были приняты среди еврейских мужчин во времена Иисуса. Борода Человека разделена на две части, как это принято было в Назарете… Большинство медицинских экспертов сходятся во мнении, что рост Человека на Плащанице равен примерно 181 см, но современные исследователи склонны уменьшать эту цифру до 170 см. …Вес Человека составлял примерно 73-80 кг.» (Д. Ианноне). Современные исследователи, и, в частности, профессор биологии в католическом институте в Париже д-р наук П.Виньон, считают, что «это тело, очевидно, принадлежало человеку, который был распят. Рана на руке, которая видна на фотографии, находится (вопреки установившемуся обычаю изображения её) там, где должна быть согласно анатомии руки – в запястьи. Перед распятием человек был подвергнут бичеванию. По следам ударов бича на теле я установил тип бича, который применялся. Это был род бича, называвшийся flagrum, имевший три конца, каждый из которых имел один металлический шарик на конце и приблизительно на расстоянии дюйма с четвертью от конца другой шарик. Человек был также ранен в голову, как это показывают капельки крови и многие ясно видимые проколы на лбу. Есть также рана на правой стороне груди, которая могла быть причинена ударом копья. Доктор Бардэ … объяснил, что оружие прошло между пятым и шестым ребром и прободило правый желудочек сердца. Доктора … установили, что вода (aqua) истекла из этой раны вместе с кровью и что это был верный признак того, что человек был мёртв тогда, когда эта рана была ему нанесена. Короче, отпечатки на Плащанице остались от человека, замученного совершенно так же, как по свидетельству Писания был замучен Христос» (П.Виньон).

Как драгоценная христианская реликвия, Плащаница стала широко известна с XIV века, после того как в 1357 г. она была выставлена для всеобщего обозрения в Лирейском соборе (Лирей – местечко в 20-ти км. от города Труа) во Франции. Её владельцем был Жоффруа II де Шарни, знатный крестоносец, названный в честь своего предка графа Жоффруа де Шарни – тамплиера, казнённого по обвинению (среди других обвинений) в тайном поклонении «бородатой голове». Выставленная его внуком Плащаница была представлена как погребальный саван, которым было обвито тело Иисуса Христа при Его погребении. Примечательно, что первым, кто усомнился в подлинности выставленной Плащаницы, был архиепископ Труа Пьер д’Арси. «В 1389 году епископ Пьер д’Арси написал гневное письмо в Авиньон Папе Клименту VII, утверждая, что погребальный покров, который Жоффруа II де Шарни выставил на всеобщее обозрение во время пребывания в должности его предшественника епископа Анри де Пуатье, – это искусный рисунок, в чём уже сознался художник, создавший его» (Дж.Ианноне). Правда, имени столь искусного художника епископ не назвал. Но с его лёгкой руки подозрение в том, что Плащаница – это ловкая подделка, в определённых кругах живо до сего дня. Одно время высказывалось даже предположение, что её автором был гениальный итальянский художник Леонардо да Винчи.

В 1898 г. Европу потрясла сенсация: Плащаница оказалась негативом. Это обнаружил некий юрист Секундо Пиа, который впервые сфотографировал Плащаницу. Оказалось, что свет и тени плащаничного изображения перевёрнуты в обратном порядке, как в фотографическом негативе. Это открытие стало одновременно и сильным ударом по мнению, что Плащаница – картина нарисованная в XIV столетии. Французский учёный П.Виньон в 1902 г. представил Парижской Академии наук доклад, в котором, в частности, писал: «Фактически изображения на Плащанице вовсе не рисунки. Как ныне установлено, они негативные отображения, а идея негатива стала известна только с изображением фотографии в 19-ом столетии. Ни один художник более раннего периода (и, конечно, не 14-го века, и, конечно, не до 5-го века) не мог додуматься до того, чтобы изобразить негатив. А эти изображения – самые настоящие негативы. Когда их фотографируют, они проявляются на пластинке в нормальных пропорциях взрослого человека, в верной перспективе, с благородной внушительной осанкой и точной верностью природе в мельчайших деталях. Каждый из этих пунктов предполагает принципы науки и искусства, которые были неизвестны или только угадывались до сравнительно недавней эпохи. Довольно трудно выявить эти принципы в обыкновенных позитивных рисунках, в которых свет и тени расположены нормально. На Плащанице они превосходно иллюстрированы светом и тенями, расположенными в обратном порядке, хотя требуется фотография, чтобы выяснить этот факт. Даже теперь ни один художник не может нарисовать такой точный негатив». Но последнюю точку в вопросе искусной подделки поставили исследования, проведённые уже в XX веке. В 1978 г. участники (более 40 человек) Исследовательского проекта по изучению Туринской Плащаницы (СТУРП), изучив Плащаницу с использованием самого современного научного оборудования, установили, что на ткани отсутствуют какие бы то ни были пигменты, краски или красители. Более того, было установлено, что на ткани также отсутствуют следы кисти или какого бы то ни было прямого воздействия на ткань, характерного для любой картины. Существенно и то, что изображение затрагивает лишь верхний слой волокон ткани, нет следов проникновения в ткань или насыщения волокон, как это обычно бывает при нанесении красящих веществ. Замечена также обратная связь между расстоянием до изображения и его яркостью. Чем дальше ткань была от тела, тем ярче получилось изображение. «Ни один художник не мог бы воссоздать идеально эту обратную зависимость, тем более в виде негатива» (Д.Ианноне). В 1981 году на встрече в Нью-Лондоне (штат Коннектикут, США) учёные докладывали: «На волокнах отсутствуют какие бы то ни были пигменты, краски или красители… Исследования фибрилл с помощью рентгена и микрохимического анализа исключили возможность того, что при создании образа было использовано красящее вещество. Эксперименты с ультрафиолетовым и инфракрасным излучением подтверждают этот вывод» (д-р К.Стивенсон).

На смену потерпевшему фиаско предположению, что Туринская Плащаница – дело рук художника, пришла гипотеза, «что какая-то религиозная секта повторила в средние века над одним из своих членов казнь, которой подвергся Иисус, и, сняв отпечаток, выдала ткань за погребальный покров Христа» (Л.Митрохин). Пищу для этой гипотезы, возможно, дали и некоторые выводы ученых. Один из них мы приведём в изложении упоминаемого уже д-ра П.Виньона: «Так как изображения не нарисованы, так как они не могли быть получены никаким другим искусственным образом, остаётся исследовать, не являются ли они результатом какого-нибудь естественного процесса. Анализировав первые фотографии Плащаницы и проделав опыты в лаборатории Сорбонны, мы пришли к заключению, что изображения являются прямыми отпечатками человеческого тела. Сразу было очевидно, что они получились не просто от соприкосновения, ибо соприкосновение мягкой ткани к неправильной поверхности человеческого тела произвело бы значительное искажение образа, а в этих отображениях искажений почти нет и они незначительны. Они могли получиться только действием испарений, выделенных поверхностью тела, причём действие это было особенно энергичным там, где выпуклости тела соприкасались с тканью или были вблизи её и ослабевало в тех местах углублений и с боков по мере увеличения расстояния между телом и тканью. Вот почему получившиеся пятна имеют такое деликатное рассеяние, сходя на нет постепенно. Вот та причина тому, что изображения негативны: выпуклости образовали более тёмные пятна, чем углубления и впадины. С помощью… Р.Кольсона, в то время профессора физики в Политехнической школе, я смог определить, какого рода испарения воздействовали на ткани: влажные пары аммиака, происходящие от разложения мочевины, содержание которой исключительно обильно в поту, вызванном физическим страданием и лихорадкой. Мы определили также, что испарения воздействовали на алоэ, которым была натерта ткань. Это алоэ и сделало ткань чувствительной к действию испарений. Фотографии деталей показывают, что алоэ было в порошковой форме… Я получил отпечатки, подобные тем, что на Плащанице, расстилая ткани, натертые алоэ, над гипсовыми фигурами, смоченными в растворе аммиака. Я действовал так, потому что невозможно (в настоящее время) получить для опыта человеческое тело в подобном состоянии, тело человека только что замученного до смерти пыткой, как это было с телом, оставившим отпечатки на Плащанице». Такой вывод весьма правдоподобно объясняет появление изображения на Плащанице, но скептиков наводит на мысль: если «в настоящее время» невозможно получить тела, подобного телу, оставившему отпечатки на Плащанице, то в тёмные средние века, да ещё в какой-нибудь изуверской секте, подобное не было таким уж невозможным.

Другим событием, взбудоражившим умы верующих и неверующих, был радиоуглеродный анализ Плащаницы, произведённый учёными в 1988 году, а вернее сенсационная трактовка результатов этого анализа: «Проведённый в лабораториях Оксфорда, Аризоны и Цюриха радиоуглеродный анализ трёх образцов ткани боковой полосы Туринской Плащаницы позволил определить с вероятностью 95% дату её изготовления: 1260-1390 годы н.э. Таким образом, были получены доказательства того, что ткань Плащаницы была произведена в период Средневековья» (Х.Керстен, Э.Грубер). Страницы газет и журналов запестрели броскими заголовками: «Учёные сообщают: результаты анализа доказывают, что Плащаница – подделка», «Легенда Туринской Плащаницы развенчана…» и т.п. Торжествовали антирелигиозники. Но пресса в погоне за сенсацией явно поторопилась подписать приговор Туринской Плащанице. Спустя некоторое время сами же учёные поставили под сомнение результаты проведённого анализа. «Они оспорили датировку, заявив, что тестирование проводилось таким образом, что достоверность датировки представляется весьма сомнительной» (Д.Ианноне). Ряд учёных пришли к выводу, что на точность исследования могла повлиять сильная загрязненность ткани, взятой для анализа. Так уж получилось, что для анализа был взят кусочек боковой полосы (кромки), которая простирается по всей длине левой стороны Плащаницы. Происхождение её не ясно. Полагают, что такого рода полоска обычно вплеталась в ткань, чтобы уберечь её от распускания. Но ткань Плащаницы соткана таким образом, что в подобном приспособлении не было необходимости. Известный английский синдонолог (синдонология – это наука о Плащанице), историк Иан Уилсон предположил, что кромка могла быть добавлена позднее, для визуального центрирования изображения. Другой синдонолог Д.Марино обратил внимание на то, что образцы были взяты из того участка ткани, где имелся фронтальный отпечаток тела, а это была наиболее загрязнённая область, поскольку к ней прикасались все верующие, когда Плащаницу выставляли на всеобщее обозрение. На волокна ткани оказали также воздействие благовония (алоэ и мирра), пот страдальца, сыворотка крови, вековая пыль, плесень и ряд других загрязнителей. При проведении же радиоуглеродного анализа посторонние загрязнения являются весьма серьёзной проблемой. Известный американский археолог Уильям Мичен в связи с этим говорит: «Я сомневаюсь, что хоть один специалист, имеющий опыт датировки археологических находок, не примет во внимание потенциальную опасность возникновения погрешностей из-за загрязнений или по каким-то другим причинам… И любой компетентный специалист по радиоуглеродному анализу не стал бы утверждать, что с поверхности ткани были удалены все загрязнения на сто процентов, и полученная датировка точна…». Доктор К. Стивенсон в своей книге «Приговор Плащанице» приводит красноречивый пример. Одной из лабораторий, проводивших эксперимент с Плащаницей, было предложено датировать ткань, возраст которой был известен. Лаборатория «промахнулась» более чем на тысячу лет! О подобном же случае сообщал в 1986 г. журнал «Радиокарбон»: радиоуглеродный анализ проводился над тканью (год изготовления которой был известен) из древнеегипетского захоронения. Анализ ошибся на 472 года. В истории же Туринской Плащаницы было обстоятельство, которое, по мнению учёных, оказало весьма существенное влияние на результаты исследования. Речь идёт о пожаре, в котором Плащаница частично пострадала. В ночь с 3 на 4 декабря 1532 года, в соборе, где хранилась Плащаница (г.Шамбери, восточная Франция), возник сильный пожар. Плащаницу удалось спасти, но она перенесла сильное нагревание. По мнению исследователей, температура в горящем соборе достигала 900-960 градусов по Цельсию. Достаточно сказать, что часть серебряной раки, в которой хранилась святыня, расплавилась, и капли расплавленного серебра прожгли края Плащаницы в нескольких местах. «И хотя сама ткань местами была повреждена, огонь практически не тронул изображения. В результате после пожара на ткани остались ромбовидные следы воды, которая попала на Плащаницу во время тушения пожара, а также опалины.<…> Многие ученые считают, что сильный пожар и образовавшийся во время него углерод изменили химический состав ткани, что значительно повлияло на точность радиоуглеродного анализа 1988 года, исказив результаты, поскольку присоединившиеся атомы углерода омолодили ткань» (Д. Ианноне). Это, в частности, опытно подтвердил российский физик д-р Д.Кузнецов. В московской лаборатории биополимеров он разработал модель, которая воспроизводила физические и химические условия пожара 1532 г. Израильский департамент древностей через проф.М.Морони предоставил Кузнецову кусочек ткани, обнаруженный при раскопках в Ен-Геди (Израиль). Специалисты определили, что эта ткань относится к 100 году до н.э. – 100 году н.э. Радиоуглеродный анализ, проведённый в лаборатории Аризонского университета, датировал её периодом 386 – 107 гг. до новой эры, т.е. несколько старше, чем датировали археологи. Затем в московской лаборатории Д.Кузнецовым были созданы условия, приближённые к тем, которые были во время пожара 1532 г., после чего произведен был новый радиоуглеродный анализ с использованием масс-спектора МК-80 и получена новая датировка, согласно которой возраст ткани составляет период между 1044-1272 годами н.э. Таким образом, ткань помолодела на целую тысячу лет. Учёный делает следующий вывод: «Результаты наших измерений и датировка, полученная на их основе, показывают, что велика вероятность очень серьёзной ошибки в радиоуглеродной датировке ткани, …которая явилась последствием присоединения углерода к целлюлозе, вызванного пожаром. Таким образом, расхождение в датировке могло составить, вероятно, около двенадцати веков. Датировку Плащаницы необходимо проводить, используя междисциплинарный подход, включая и радиоуглеродный анализ, с поправкой как на биологическое разделение изотопов углерода, так и на то, что пожар в Шамбери вызвал насыщение целлюлозы углеродом, за счёт чего произошло обогащение более молодыми изотопами С-13 и С-14. Необходимо скорректировать традиционный анализ с учётом биофракционирования и карбоксилирования, …при использовании этой модифицированной методики мы придём к выводу, что подлинная датировка Плащаницы будет близка к I-II векам н.э.». Термин «биофракционирование» обозначает способность растения перераспределять различные изотопы углерода, в результате чего в целлюлозе, например, может быть сконцентрировано более 60% всех атомов изотопа С-14, по которому и определялся возраст ткани. И поскольку при изготовлении ткани берётся, по сути дела, целлюлоза, то и получается, что в льняной ткани изотопа С-14 намного больше, чем в живом растении. Но, как отмечает учёный, при определении возраста ткани Плащаницы эксперты почему-то не учли этого важного фактора. «В случае с Плащаницей лаборатории не учли того, что растение перераспределяло изотоп С-14, и он сконцентрировался в целлюлозе, которую затем использовали для производства ткани. Таким образом, они сделали … предположение, состоящее в том, что ткань Плащаницы должна содержать то же количество изотопа С-14, что и живое растение, из которого она была сделана. Затем эксперты интерпретировали (неверно) полученную в результате измерений концентрацию изотопа С-14 как показатель возраста Плащаницы. И Плащаница «помолодела» из-за того, что радиоактивный изотоп С-14 перераспределялся и накапливался в целлюлозе самим растением. Кузнецов пересчитал результаты радиоуглеродного анализа с поправкой на биологическое фракционирование, и Плащаница оказалась намного старше, чем показала радиоуглеродная датировка в 1988 году» (Д. Ианноне). Уже в наши дни в лаборатории Института криминалистики ФСБ российские учёные провели ещё одно исследование (с учётом означенных выше обстоятельств) и сделали однозначный вывод: «Плащаница – подлинник, относящийся к первому веку нашей эры, а не более поздняя подделка» (д-р А.Фесенко). О том, что ткань Плащаницы – гораздо старше Средних веков и является не европейского происхождения, свидетельствуют и исследования биологов и других учёных, но об этом мы расскажем немного позже. Теперь же попытаемся ответить на вопрос, который давно уже, вероятно, возник у читателей: «Как и почему Плащаница оказалась в Европе, и почему она, как будто, не известна была ранее?»

Исследователям удалось, в общих чертах, проследить путь Плащаницы из Иерусалима в г. Турин (Италия), где она находится уже более четырех веков. По мнению американских исследователей д-ра Иана Уилсона, Д. Сигала и др. вскоре после ВоскресенияХристова Его ученики перенесли её как святыню в г.Эдессу (ныне г.Урфа в Восточной Турции) и спрятали в тайнике в городской стене. Почему в Эдессу и почему умолчали, спрятали, а не стали демонстрировать столь чудесное изображение? Прежде всего, считают исследователи, последователи Христа не стали афишировать такую святыню из-за страха лишиться её. Нет сомнений, что гонители христиан (будь-то язычники или фанатичные иудеи) не преминули бы попыткой уничтожить столь важную для христиан реликвию. Во-вторых, иудейские религиозные правила (а первые христиане были из иудеев) категорически запрещали трогать погребальные саваны, особенно запачканные кровью жертв насильственной смерти. Открытое почитание окровавленной Плащаницы, да ещё с отпечатком обнаженного тела, мягко говоря, не было бы понято современниками и вызвало бы новую волну гонений. В-третьих, первые христиане знали и помнили заповедь «не сотвори себе кумира» (Исх.20,4; Вт.5,8), т.е. запрет на любые изображения Бога. «Научные данные, – пишет в связи с этим современный исследователь, – позволяют нам предположить, что апостолы решили отвезти святыню подальше от опасностей, с которыми сталкивалась раннехристианская Церковь в Палестине, особенно в Иерусалиме. Этим и можно объяснить молчание авторов Нового Завета» (Дж.Ианноне). Тем не менее, существование Плащаницы нашло все же своё отражение как в древних сочинениях, так и в преданиях. Так, св.Иероним указывает на апокрифическое (т.е. не признанное Церковью священным и не включенное в число канонических писаний) «Евангелие Евреев» (II в.), в котором говорится, что по воскресении «Господь отдал Плащаницу Симону, называемому Петром». Это свидетельство перекликается со словами ап.Павла о том, что Господь «явился Кифе, потом двенадцати» (1 Кор.15,5). В другом месте сказано: «И когда Господь отдал Плащаницу слуге жреца, Он пошел к Иакову и явился ему». В другом апокрифе – «Тайны деяний Спасителя» (также относящемуся ко второму веку) говорится, что Господь явился к Иосифу Аримофейскому и показал ему плащаницу (sindon) и плат (sudarion).

Здесь нам есть смысл несколько отвлечься от темы, чтобы разобраться в употребляемой терминологии. Как мы уже видели, слову «плащаница» соответствует греческое слово «синдон». В греческих словарях оно определяется, как «большой кусок ткани», «тонкая ткань». Евангелист Марк говорит об Иосифе Аримофейском: «Он, купив плащаницу, и сняв Его, обвил плащаницею, и положил Его во гробе…» (Мк.15,46). Здесь дважды употреблено слово «синдон». Но в Евангелиях (см. Лук.24,12; Ин.19,40) употребляется и другой греческий термин «оф(т)они», что означает «тонкое полотно, полотняная ткань», который на русский язык переводится «пелены». Некоторые исследователи (В.Бульст, например) полагают, что эквивалентом этого термина является греческое слово «кириа» в значении – «погребальная лента или пелена». Это слово употребил евангелист Иоанн, говоря о воскрешении Лазаря: «Тогда вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами…» (Ин. 11,44). Полагают, что пеленами обвивали руки и ноги, чтобы легче было переносить тело и можно было фиксировать руки и ноги. «Пелены» отличались от «плащаницы» своим размером и предназначением. И ещё при погребении употреблялся «лицевой платок» или по-гречески «сударион». Исследователи считают, что он представлял собой повязку для подвязывания подбородка. Вот что пишет в связи с этим автор книги «Тайна Туринской Плащаницы» Джон Ианноне: «Археологические находки и ранние тексты Мишны показывают, что евреи хоронили своих усопших не как египтяне, бальзамировавшие покойников, а обвивали их плащаницей (sindon), т.е. большим куском ткани, в который заворачивали тело (но не пеленали, как мумии). Обычно подбородок подвязывали повязкой (sudarion), закрепляя её на макушке, чтобы рот усопшего не раскрывался… Кроме того, мы знаем, что запястья и лодыжки перевязывались полосками льняной ткани, чтобы удобнее было нести тело к гробнице и чтобы зафиксировать позу умершего (руки сложены на гениталиях). Эти полоски ткани и есть пелены (othonia)». Отметим, что церковно-славянский язык сохранил одно из этих названий. Приведённый в начале текст по-славянски звучит так: «Прииде же Симон Петр вслед его и вниде во гроб, и виде ризы (едины) лежащя, и сударь, (выделено нами; В.Н.) иже бе на главе Его, не с ризами лежащь, но особь свит на едином месте» (Ин. 20,6-7).

Вернёмся теперь к прямым и косвенным свидетельствам, говорящим о том, что древние знали о существовании Плащаницы с отпечатком Спасителя. Вспомним, прежде всего, церковное предание о царе Авгаре, который, услышав об Иисусе Христе, прислал к Нему своего гонца Ананию с письменной просьбой прийти исцелить его от проказы. Отец христианской историографии Евсевий Кесарийский в своей «Церковной истории» (изд. около 320-325 г.) приводит отрывки сирийских текстов из архивов Эдессы, подтверждающие этот факт. Церковное же предание свидетельствует, что Господь вместо прибытия в Эдессу послал Авгару Свой Нерукотворный Образ с обещанием прислать к нему позднее одного из Своих учеников. Это предание нашло отражение в апокрифическом сочинении начала VI века «Деяния святого апостола Фаддея». В нём говорится, что Анания «не смог постичь Его (Христа; прим.В.Н.) своим разумом. И Он почувствовал это сердцем, и попросил омыть Себя; и полотенце (по-гречески «тетрадиплон»; прим. В.Н.) дали Ему; и, когда Он омыл Себя, Он вытер Свое лицо этим полотенцем. И Его образ запечатлелся на полотне…» В более раннем (между 350 и 400 годом) сирийском сочинении «Учение Аддая апостола» (Аддай – это сирийский вариант имени Фаддей) тоже говорится о прибытии посланника царя Авгара ко Христу, но здесь говорится, что «Анания нарисовал образ Иисуса самыми лучшими красками». Некоторые исследователи (д-р Джон Джексон, Иан Уилсон и др.) считают, что Плащаница и Нерукотворный образ – это одна и та же святыня. Обращают внимание на слово «тетрадиплон», которое в буквальном переводе означает «сложенный вчетверо». То есть речь идёт о длинном полотнище, сложенном вчетверо – так, что видно было лишь лицо или Нерукотворный Образ. Критически настроенные писатели историю с царём Авгаром считают лишь легендой, но, как замечает английский историк Стивен Рансимен, «нельзя, чтобы историки попадали в плен собственного скептицизма и начисто отметали легенду, считая её ложью, только потому, что они не могут выдвинуть правдоподобную теорию, как же эта легенда возникла». Исследователи допускают следующую трансформацию: «Видимо, Плащаница могла кому-то несведущему в живописи показаться «портретом», но вскоре она была признана нерукотворным изображением» (Д.Ианноне). Упомянутый выше американский физик Дж. Джексон провёл в 1978 г. исследование Плащаницы с использованием наклонного освещения и сильного увеличения изображения и обнаружил, что сгибы на Плащанице идеально совпадают с предполагаемыми сгибами при «сложении вчетверо».

«Богозданную нерукотворную икону, которую Христос Бог прислал Абгару, когда сей хотел Его видеть» упоминает и церковный историк Евагрий Схоластик, который в 590 году был епископом Эдессы. Он пишет, что г. Эдесса находился под защитой этого Святого Лика. О «Нерукотворном Образе» знал и известный византийский богослов и гимнограф св. Иоанн Дамаскин. В своём сочинении «Первое защитительное слово против порицающих святые иконы» (ок.730 г.) он пишет: «До нас дошло издавна передаваемое повествование о том, как Авгарь, – разумею Эдесского царя, воспламененный тем, что он слышал о Господе, до божественной любви, отправил послов, просивших [Господа] посетить его. Если же Он отказался бы это сделать, то Авгарь приказал, чтоб живописец срисовал Его изображение. Узнавши это, Тот, Кто всё знает и всё может, взял кусок холста и, приблизивши Свое лицо, в это время напечатлел Свой собственный образ, что сохраняется и доныне». О Нерукотворном Образе упоминают св. Андрей Критский, Константинопольские патриархи Герман и Никифор, Иоанн Иерусалимский, папа Григорий II и др. церковные деятели VIII-IX веков. В одной из молитв мозарабского обряда, читаемой в Толедо (Испания) за Литургией в первую субботу по Пасхе, говорится: «Петр и Иоанн поспешили вместе ко гробу и увидели на пеленах ясные следы оставленные Тем, Кто умер и воскрес». Этот текст восточного происхождения учёные относят к концу VII века (д-р П.Виньон). В VIII веке св. Иоанн Дамаскин писал, что христианам подобает «почитать крест, гвозди, терновый венец, ризу и Плащаницу Христовы». Как видим, упоминание о Плащанице, о нерукотворном изображении Иисуса Христа имели место задолго до Средних веков.

Если даже считать, что Святая Плащаница и Нерукотворный Образ – не одно и тоже, то, тем не менее, сказанное выше подсказывает нам ответ на вопрос: «Почему г. Эдессу последователи Христа могли избрать наиболее подходящим местом для хранения своей реликвии?» Древний город Эдесса находился на окраине Римской империи и в то же время довольно далеко от Иерусалима (ок.650 км.). Он был космополитическим городом, более того – его царь, в своё время, благоволил ко Христу. Лучшего места для хранения христианской святыни трудно было и отыскать. Церковное предание говорит, что вскоре после смерти Иисуса Христа апостол Фома направил туда апостола Фаддея, который собрал там христианскую общину и окормлял её.

Однако благоденственное и мирное житие христиан в Эдессе было не продолжительным, так как уже внук царя Авгара воздвиг на них гонение. В виду этого, полагают исследователи, христиане Эдессы и спрятали святыню (тетрадиплон), замуровав её в тайнике городской стены. Поэтому на протяжении нескольких веков о существовании Плащаницы если и было известно, то лишь немногим. В одной из рукописей относящейся к X в. говорится: «Епископ Эдессы зажёг перед Образом лампаду и заложил его черепицей. Затем снаружи замуровал вход кирпичами, затем заровнял выступ на стене, и с тех пор и сам Образ, и тайник стерлись из людской памяти» (И.Уилсон). Обнаружился Нерукотворный Образ лишь в VI веке при разрушении городской стены. Некоторые ученые считают, что это разрушение было связано с большим наводнением 525 г., другие – с нашествием персидского царя Хосрова I, штурмовавшим г. Эдессу в 544 году. Император Юстиниан I примерно в то же время распорядился построить храм Софии Премудрости Божией, в котором обретённый Образ и хранился вплоть до 944 года.

Учёные обратили внимание на перемену, произошедшую в христианской иконографии в VI в. До этого времени основной темой иконографии было Воскресение Христово. Когда же изображался Иисус Христос, то обычно изображался в виде Доброго Пастыря или Учителя, изображался молодым, безбородым мужчиной. После обретения Образа из Эдессы «в христианском искусстве произошёл коренной поворот. Появляются изображения Христа, очень похожие на тот образ, который мы видим на Плащанице: мужчина с бородой и длинными волосами…» (Д.Ианноне). В качестве примера исследователи указывают на образ «Христа Пантократора» из Цефалу (Сицилия), «Христа Пантократора» в Дафнии (недалеко от Афин), «Христа на троне» в Формиче (Италия), «Христа Пантократора» из церкви св. Екатерины (Синай). Как пишет И.Уилсон, «несмотря на стилистические вариации, на все эти работы повлияла одна и та же традиция изображения внешности Христа. И каждый раз мы видим сильное сходство с Ликом на Плащанице». Напомним ещё раз, что некоторые исследователи ставят знак равенства между Плащаницей и Нерукотворным Образом. Они считают, что пока Плащаница хранилась в Эдессе, она хранилась в сложенном виде (тетрадиплон) и, таким образом, был виден лишь Лик Спасителя. Этим, вероятно, и объясняется тот факт, что ранние писатели, в том числе церковные историки Евсевий и Евагрий, просто не знали о настоящих размерах образа, не знали о том, что на нем запечатлелись страдания и смерть Христа и поэтому полагали, что Образ был сотворён Христом ещё при Его жизни.

Как уже было отмечено выше, обретённый в городской стене Образ был торжественно помещён (примерно в 525 г.) в храме Святой Софии, где и находился до 944 г. В 944 году в ходе войны с арабами византийские войска заняли г.Эдессу. Византийские императоры давно мечтали перенести в свою столицу столь ценную реликвию, поэтому вскоре после взятия Эдессы Нерукотворный Образ был торжественно перенесён в Константинополь и помещён в церкви Фаросской Богоматери. Есть свидетельства, что по пятницам этот образ торжественно крестным ходом износился во Влахернский храм Божией Матери для всеобщего обозрения и поклонения. В византийской столице Образ находился до времён Четвертого Крестового похода.

Исследователи обращают внимание также на то обстоятельство, что в X-XI вв. в Византии начинают появляться так называемые «эпитафии» – вышитые плащаницы, которые явно символизировали Святую Плащаницу. На Западе к XI веку в изобразительном искусстве начинают появляться сцены «плачь по умершему», где центральной фигурой является тело Христа, лежащее у подножия Креста. Общей чертой этих композиций являлось длинное белое полотно, которое, как считают исследователи, «очевидно, предназначалось для того, чтобы обернуть тело, перекинув половину ткани через голову, и в этом полотне мы без колебаний узнаём Плащаницу» (И.Уилсон). Профессор истории Даниель Скавоне указывает также на появление примерно в то же время ещё одного нового сюжета в искусстве: мертвый Иисус с чуть согнутыми руками (как на Туринской Плащанице), лежащий на длинном белом савоне. Всё это, по мнению учёных, «по-видимому, … указывает на то, что к X-XI векам в Константинополе обнаружили, что Образ из Эдессы скрывает изображение Христа в полный рост. Вероятно, когда полотнище доставили в Константинополь, то его вынули из оклада, где оно находилось в свёрнутом состоянии, и увидели его полную длину изображения тела спереди и сзади и кровоподтёки» (Д.Ианноне).

В 1171 году состоялся роковой для Православной Церкви визит Короля Иерусалимского (Иерусалимское королевство было образовано после взятия Иерусалима участниками Первого Крестового похода) Амальрика I в Константинополь. В свите короля Амальрика (в ином произношении – Амори) находились Великий магистр ордена тамплиеров Филипп де Милли и другие знатные крестоносцы. Гостям были показаны достопримечательности Большого императорского дворца, в том числе и прекрасная церковь Богоматери Фаросской, в которой хранился Нерукотворный Образ. «Насколько нам известно, – пишет современный исследователь, – это был первый раз, когда сановники Запада непосредственно знакомились с Плащаницей и другими реликвиями Восточной Церкви. Возможно (и, по моему мнению, так, скорее всего, оно и было), именно этот визит дал начало последующим событиям, которые привели в итоге к заговору среди крестоносцев и печально известному Четвертому Крестовому походу, где крестоносцы изменили первоначальный план и двинулись на Константинополь. Константинополь на время был оккупирован, и это позволило варварским образом разграбить святыни Восточной Церкви и перевезти Плащаницу на Запад. Немалую роль в заговоре сыграл вышеупомянутый Филипп де Милли, поскольку именно он сопровождал короля Амальрика I и своими глазами видел святыню» (Д.Ианноне). Летописец Четвёртого Крестового похода Роберт де Клари в своих заметках отмечает, что «никто, будь то грек или франк, дальше не знал, что случилось с этой Плащаницей после разгрома и расхищения города». Интересно, что, говоря о Плащанице, он сообщает, что на ней можно было видеть «figure» Христа. На старофранцузском языке слово «figure» дословно означает «очертание». Современный «Словарь иностранных слов» также содержит определение этого слова как «телосложение, …внешнее очертание человеческого тела». Исследователи полагают, что Плащаница, вероятно, попала в руки маркиза Бонифация Монфераттского, предводителя IV Крестового похода, завладевшего, при разделе трофеев, церковью Фаросской Богоматери.

В письме Феодора II Дука Ангела (представитель династии визинтийских императоров), направленного Папе Иннокентию III в 1205 году, говорится, что к тому времени «священная ткань» находилась в Афинах. Исходя из этого, учёные полагают, что Бонифаций Монфераттский доверил Плащаницу своему заместителю Отто де Рошу, который после успешного штурма Константинополя получил в своё управление Афины и Фессалоники. Существует гипотеза, что Плащаница была отдана тамплиерам в качестве залога за то, что они ссудили короля Балдуина II деньгами. Каких-то определённых данных, где и у кого находилась Плащаница до 1355 г. не имеется. Но есть некоторые интересные предположения. В 1945 г. в английской деревушке Темплкомб на старой деревянной панели была обнаружена репродукция головы Иисуса Христа весьма похожая на изображение на Туринской Плащанице. На панели имеется замочная скважина и следы от петель. Австралийский синдонолог Рекс Морган считает, что эта панель является крышкой от сундука, в котором хранилась Плащаница. Встает вопрос: как она могла попасть в Англию? На этот вопрос имеется весьма правдоподобный ответ. Известно, что среди казнённых в 1314 г. руководителей тамплиеров был некто Жоффруа (в ином произношении – Готфрид) де Шарни. Он показал на следствии, что в орден тамплиеров его принимал магистр Франции Амори де ля Рош. Исследователи полагают, что возможно это был родственник того де ля Роша, которому после захвата Константинополя Бонифаций Монферратский и передал Плащаницу. Когда во Франции начались судебные процессы против тамплиеров, завершавшиеся, как правило, конфискацией имущества, тамплиеры, спасая реликвию, могли переправить её в Англию, где тогда в плену у англичан находился Жоффруа I де Шарни (бывший каролевский знаменосец), предком которого был упомянутый выше тамплиер Жоффруа де Шарни. Гипотеза, конечно, построена на догадках и предположениях, но ясно одно: история Плащаницы с родом Жоффруа де Шарни как-то связана. Ибо в 1355 г. Плащаница объявилась в небольшом французском местечке Лире, и владельцем был некто… Жоффруа II де Шарни, предполагаемый внук тамплиера Жоффруа де Шарни.

Дальнейший путь Святой Плащаницы имеет уже документальное подтверждение. В 1357 г. Жоффруа II де Шарни выставляет её в храме городка Лирей (Франция, провинция Шампань). После смерти Жоффруа II Плащаницу унаследовала его дочь Маргарита де Шарни. 22 марта 1452 г. она в обмен на земельные угодья уступает реликвию Анне де Лизиньян – супруге герцога Луи I Савойского, имевшего резиденцию в Шамбери. С 1535 по 1561 год Святая Плащаница находилась сперва в Ницце, потом – в Верчелли (куда её перевезли подальше от военных действий), а затем снова вернулось в Шамбери. В 1578 году царствовавший тогда герцог Эммануил Филиберт Савойский, во исполнение обещания данного во время чумы Кардиналу Карло Борромео, архиепископу Миланскому, перевозит святыню в г. Турин. В годы Второй мировой войны Св.Плащаница была спрятана в аббатстве Монтверджино (Италия), а затем снова возвращена в Турин. В 1983 г. умирает её владелец Гумберт II Савойский и, согласно его завещанию, Плащаница становится собственностью Римско-Католической Церкви. По распоряжению Папы местом её пребывания остаётся г. Турин, а её хранителем – архиепископ Турина. Таков географический путь Святой Плащаницы от Иерусалима в Турин. По месту своего последнего (430-летнего) пребывания она и получила своё название «Туринская Плащаница».

А теперь вернёмся ещё к вопросу датировки Плащаницы. Как мы уже говорили, радиоуглеродный анализ, проведённый исследователями в 1988 г., внёс временное смятение в умы синдонологов, отнеся возраст ткани Плащаницы к 1260-1390 годами новой эры. Мы также отмечали, что многие учёные довольно критически отнеслись к результатам анализа, выразив сомнение в чистоте и правомерности проведённого исследования. Так, известный археолог Уильям Мичем отмечал, что «очень немногие осознают несовершенство радиоуглеродного анализа», и предостерегал от необоснованной веры в то, что «радиоуглеродный анализ может точно определить возраст…» Что касается Плащаницы, то результаты радиоуглеродного анализа оказались в явном противоречии с результатами других исследователей – археологов, ботаников, историков. Так, американский микробиолог д-р Гарса-Вальдес, проведя в 1995 г. исследования ткани Плащаницы, обнародовал заключение о наличии на Плащанице архебактерий (под названием Natronococcus), которые обычно размножаются лишь в щёлочной среде, при наличии углекислого натрия, который использовался в Египте для сохранения мумий и в древней Турции и Иудее для отбеливания ткани. Микроаналитик Джованни Риджи обнаружил на ткани Плащаницы вещество, по химическому составу напоминающее оксид натрия. Наличие указанных бактерий и вещества позволяет предположить, что ранее на Плащанице присутствовал углекислый натрий, который исчез за длительный период её существования. Если согласиться с мнением, что ткань Плащаницы не старше XIII века, то возникает недоуменный вопрос: кто, зачем и каким образом нанёс на ткань углекислый натрий из Турции, Палестины или Египта?

В 1973 и 1978 годах швейцарский учёный ботаник Макс Фрей с помощью клейкой ленты смог собрать образцы пыльцы, находившейся на Плащанице. Её изучение показало, что некоторые из оставивших её растений произрастали во времена Иисуса в Иерусалиме, другие встречаются в Восточной Турции, а иные – характерны для Европы. Пыльцы европейских растений на Плащанице меньше всего. Было установлено, что «турецкие» растения происходят из региона так называемых Анатолийских степей, к которому относится и современный город Урфа – древняя Эдесса. Некоторые исследователи высказали предположение, что пыльца из Среднего Востока могла попасть в Европу по воздуху и осесть на европейской ткани. Но такое предположение д-р М.Фрей считает не убедительным. «Пыльца растений групп А.В.С. из Палестины и Анатолии, присутствующая на Плащанице, настолько превосходит в количественном отношении пыльцу европейских видов, что это нельзя объяснить случайным заносом пыльцы сезонными ветрами, дующими с Ближнего Востока. Преобладание пыльцы данных видов может являться лишь результатом пребывания Плащаницы в этих странах, – говорит он. – Миграции птиц или занос пыльцы пустынных растений паломниками исключены, поскольку ни те, ни другие не могли иметь прямого контакта с Плащаницей. Кроме того, нужно сказать, что преобладающее направление ветра в данном регионе – из Европы на Средний Восток, а не наоборот». Известный археолог У.Мичем заключает, что «пыльца – это эмпирические данные, в силу самого факта свидетельствующие о том, что Плащаница именно в этих регионах подвергалась воздействию воздуха».

Упоминаемый выше микробиолог Дж.Риджи ди Нумана обнаружил также на Плащанице наличие клещей, по внешнему виду и размерам чрезвычайно схожих с теми, что встречаются на египетских погребальных саванах. Полемизируя со сторонниками фальсификации, синдонолог К. Стивенсон с иронией замечает: «Если бы Плащаница была создана в Средние века, то её автор, должно быть, предписал клещам (и пыльце) сопровождать своё творение». Стивенсон также не согласен с предположением, что некий фальсификатор мог купить древнюю ткань и на ней нарисовать Плащаницу. «В конце концов, возможно, хотя и маловероятно, – пишет он, – что фальсификатор был достаточно умён и заказал ткань из Палестины, и даже не просто ткань, а древнюю ткань. Но предположение о том, что он заказал полотно, сотканное на среднем востоке, и при этом уточнил, что его необходимо было подержать на открытом воздухе в Турции и Стамбуле, поражает воображение. Ведь наличие пыльцы на ткани смогли бы обнаружить только через шестьсот лет. Более того, исторический маршрут Плащаницы (из Иерусалима в Эдессу, затем в Константинополь и Европу) реконструировали лишь через восемьсот лет после предполагаемого создания подделки».

В ходе исследования Плащаницы, проводимого в 1983 г., учёные обратили внимание на наличие вокруг лица Человека отпечатков, напоминающих цветочный орнамент. Американским исследователям О.Шейерману и А.Вангеру удалось даже некоторые из этих цветов идентифицировать. Оказалось, что все они произрастают в Израиле, среди них двадцать непосредственно в Иерусалиме, а восемь либо в Иудейской пустыне, либо в бассейне Мертвого моря. Д-р Вангер считает, что большинство цветов, изображения которых отпечатались на ткани, были сорваны за 24-26 часов до появления отпечатков. И ещё одна характерная особенность: большинство запечатлевшихся цветов совпадают с пыльцой, обнаруженной доктором М. Фреем на Плащанице. На это обратили внимание как названные выше учёные, так и израильский ботаник А.Данин.

Комментируя изложенное выше, синдонолог Дж. Ианноне делает вывод, что «данные о наличии пыльцы и отпечатков цветов, а также многочисленные сведения из других источников говорят об ошибочности датировки Плащаницы Средними веками (XIII-XIV вв.), сделанной по результатам радиоуглеродного анализа 1988 года, и что на самом деле Плащаница появилась в Израиле в I веке н.э.». Этот вывод подтверждается и данными исследований М.Фрея, и наличием на Плащанице древних клещей, обнаруженных Дж.Риджи, и заключением д-ра Раеса относительно древности ткани, сделанным на основании исследования её особенностей.

Ещё одну особенность Плащаницы, доказывающую её необычное происхождение, обнаружили американские учёные в Национальной лаборатории ядерных исследований «Сандия» в 1976 г. Они исследовали снимок Плащаницы анализатором изображений VP-8, созданным НАСА для программы по изучению открытого космоса, в результате чего их взору предстало трехмерное изображение. «Последующие эксперименты показали, что никакие, даже очень тщательно выполненные изображения, при помещении их в анализатор не дают такого эффекта» (И. Ианноне).

Те же учёные в 1978 году сделали ещё одно уникальное открытие. Журнал «The Numismatist» писал об этом следующее: «В результате исследования изображения на VP-8 на глазах Человека были обнаружены предметы, напоминающие маленькие диски или «пуговицы». Короче говоря, предметы круглые, плоские, примерно одинакового размера». Возникло предположение, что это могли быть монеты. Учёным было известно, что в древности существовал обычай закрывать веки мертвецов монетами. Греки, например, ложили монеты на глаза своих покойников, чтобы тем было чем заплатить мифическому Харону, перевозившему умерших через воды Стикса в царство мертвых. У древних иудеев этот обычай хотя и не был обязательным, но, тем не менее, существовал, и употреблялся для того, чтобы удерживать глаза умерших в закрытом состоянии. Археологические раскопки проведённые в районе г. Иерихона, обнаружили скелеты людей, живших во времена И. Христа, с монетами на лице; подобное было обнаружено и при раскопках могил (относимых ко II в.) в Эн-Бокек (Иудейская пустыня) – монеты лежали в пустых глазницах покойников. «Монеты» Туринской Плащаницы были подвергнуты сравнительному анализу в лаборатории Виргинского политехникума (США). В отчёте о результатах исследования д-р Р.Харалик писал, что «подтвердились данные о наличии в области правого глаза следа, который напоминает лепту Пилата, датируемую 29 годом. <…> В результате увеличения изображения правого глаза мы обнаружили данные, подтверждающие наличие овальной зоны, в середине которой основным элементом является пастуший посох, а вокруг под разными углами расположены буквы OUCAIC». Д-ру А.Вангеру (из университета Дьюка, Северная Каролина, США) при помощи наложения изображений в поляризованном свете удалось с большой долей вероятности идентифицировать слабосохранившиеся буквы, которые вместе с более заметными составили такое сочетание: RIOU CAISAROS (выделено нами; В.Н.). Известно, что на монете, называемой лепта Пилата, была надпись «TIBERIOU KAISAROS» и изображение астрологического жезла. Если сравнить эту надпись с буквами на «монетах» Плащаницы, то не трудно заметить, что они составляют часть этой надписи. Исследователей первоначально смутило то обстоятельство, что на монетах слово «Цезарь» пишется через букву «К» – «KAISAROS», а на отпечатке на Плащанице выходило, что оно написано через букву «C»– «CAISAROS». Ясность внесли нумизматы: оказалось, что существовала серия монет с орфографической ошибкой. Вообще, как отмечают специалисты-нумизматы, лепты Пилата, чеканились на довольно плохом уровне: с недостаточным давлением, нарушением центровки, с ошибками в надписях. В 1981 г. была обнаружена первая лепта Пилата с указанной орфографической ошибкой, в следующем году – вторая, в настоящее время обнаружено уже шесть подобных монет. Так что обнаруженная особенность отпечатка лепты на Плащанице (с редкой орфографической ошибкой) лишний раз свидетельствует о том, что Плащаница не является произведением искусного художника, равно как и о том, что появилась она не в Средние века, когда о нестандартной лепте Пилата не было ещё известно, да и о древнем обычае ложить на веки покойника монеты тоже вряд ли было известно. «Мы приходим к однозначному выводу, – пишет известный синдонолог Ф.Филас, – что создать подобного рода подделку было совершенно невозможно. Ни один мистификатор в Средние века или даже ранее не мог произвести негативное изображение столь крошечных предметов на обоих веках Человека на Плащанице, не оставив при этом на ткани никаких красящих веществ. Ведь речь идёт об отпечатке монеты (лепты Пилата) диаметром около 1,25 см., в которой наряду с астрологическим жезлом присутствует редкая орфографическая ошибка, при этом буквы в надписи и по высоте составляют менее одного миллиметра. Подобные монеты уникальны, они были отчеканены в Палестине и точно датируются 29 годом н.э.».

Обращает на себя внимание ещё одна особенность Плащаницы: там, где присутствуют следы крови, изображения нет. Это говорит о том, что кровь оказалась на ткани раньше, чем изображение. Само же изображение не имеет обычного контура. «Те, кто непосредственно работал с Плащаницей, говорят, что чем ближе подходишь к полотнищу, тем труднее рассмотреть загадочный образ невооруженным взглядом, он начинает расплываться, лучше всего изображение видно с расстояния двух-трёх метров, но на таком расстоянии ни один художник нарисовать образ не мог. Это опровергает гипотезу о том, что изображение нарисовал некий фальсификатор, а потом, для большего эффекта нанес на него человеческую кровь. Верно обратное: у изображений нет контуров, кровь попала на ткань сначала, а потом на ней сформировался образ, причём в горизонтальной проекции, а не в вертикальной, что обычно свойственно портретной живописи» (Д. Ианноне).

Но если Туринская Плащаница не дело рук художника, то учёным не даёт покоя вопрос: как же сформировалось загадочное изображение?

Раньше мы уже говорили о гипотезе французского биолога д-ра П.Виньона, согласно которой образ на Плащанице сформировался в результате испарений тела. Однако эта гипотеза не даёт ответа на ряд существенных вопросов. Почему изображение коснулось лишь поверхностного слоя волокон ткани? Почему изображение получилось трёхмерным? Каким образом на ткани запечатлелось не только тело, но и монеты? Наконец, почему ничего подобного не наблюдается на других погребальных саванах, имеющихся в распоряжении учёных?

Другой француз, член Французской академии наук д-р Ж.Волькрингер, предложил иное объяснение: отпечатки образовались в результате дегидратации, старения и окисления целлюлозы ткани. К этой мысли он пришёл, обнаружив листья, которые пролежали между страницами книги более ста лет, в результате чего отпечатались на бумаге, притом не на ближайшей странице, а через несколько страниц. Это явление получило затем название «эффект Волькрингера». Учёный считает, что нечто подобное могло произойти и с отпечатком на Плащанице. Но опять же «загадка состоит в том, что если образ на Плащанице действительно возник в результате естественного процесса, получившего название «эффект Волькрингера», то почему аналогичные отпечатки не проявились на сотнях погребальных саванов из Египта и других стран, которые представлены в музеях по всему миру. Ответ, возможно, состоит в том, что для достижения «Эффекта Волькрингера» требуется время, вероятно, десятилетия, однако Иисус провёл в гробнице всего двадцать четыре – тридцать шесть часов. Вряд ли вышеуказвнный эффект мог быть достигнут за такой короткий промежуток времени» (Д. Ианноне).

В конце 1940-ых годов инженер-ядерщик Ральф Грэбер предложил гипотезу, по которой формирование отпечатка на Плащанице было обусловлено излучением, называемым «эффектом Кирлиана» – свечением живых тканей в электрическом поле, то, что по-другому называют ореолом или аурой. Р. Гребер считает, что поскольку Иисусу Христу пришлось пережить сильнейшие душевные страдания и телесные муки, то Его аура была достаточно сильна, чтобы оставить отпечаток на ткани. Тем более что И.Христос был Сыном Божьим, поэтому Его аура была сильнее, чем у обычного человека.

Ещё одна гипотеза была озвучена специалистом по физической химии из ядерной лаборатории в Лос-Аламос (США) Р.Роджерсом. «Я вынужден сделать вывод о том, что изображение образовалось из-за выброса лучистой энергии, если хотите, можете назвать это светом», – писал он. Наглядным подтверждением этой мысли являются изображения человеческих фигур (на бетонном покрытии, на вертикальных поверхностях, даже на цистерне) возникшие в результате атомного взрыва в Хиросиме. Проводя аналогию, сторонники этой гипотезы делают вывод, что физическое тело, которое лежало на Плащанице, испускало энергию высокой интенсивности в течение очень короткого времени, возможно, миллисекунд, и, таким образом, произошёл «мгновенный фотолиз».

В любом случае, «все исследования сводятся к тому, что Христос через некоторое время буквально прошёл сквозь Плащаницу, не разворачивая её!» (В.Духонин). В этих словах – ответ на вопрос, поставленный нами в самом начале: «Что же такое увидели ученики Христовы в пустом гробе? Чем так поразили их лежащие там пелены, что они уверовали в воскресение Христово?»

А теперь посмотрим, что говорит о Воскресении Христа Библия. У евангелиста Матфея читаем (Мф.28,2): «И вот сделалось великое землетрясение; ибо Ангел Господень, сошедший с небес, отвалил камень от двери гроба и сидел на нем. Вид его был, как молния, и одежда его была бела, как снег» (Выделено нами. В.Н.). Вспомним свидетельство Иоанново, что «Бог есть свет…» (I Ин.1,5). Вспомним преображение Господне, когда «просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет» (Мф.17,2). Можно указать ряд других свидетельств Писания именующих проявление Божества, Божественной энергии «светом». Во Христе, по словам апостола Павла, обитала «вся полнота Божества телесно» (Кол.2,9). Исходя из сказанного, «возникла весьма смелая теория о том, что в момент Воскресения Христа имел место какой-то важный беспрецедентный феномен. Возможно, это была кратковременная вспышка света, исходившая из Тела Христа, которая сигнализировала о Его возвращении к жизни и аккуратно «выжгла» Его Образ на Плащанице» (Д. Ианноне). Эта теория наиболее исчерпывающе объясняет возникновение Святой Плащаницы, именуемой в настоящее время Туринской. Она же вносит ясность и в погрешность радиоуглеродного анализа. Американский физик Т.Филлипс, опровергая результат анализа, пишет: «Если Христос действительно воскрес, то его тело могло испустить мощный импульс тепловых нейтронов, при этом некоторые ядра изотопа C-13, захватывая нейтроны, могли превратиться в ядра С-14, «омолодив» таким образом ткань плащаницы «из-за дополнительных отложений углерода». Подобную мысль высказывает и другой учёный: «Я полагаю, – пишет д-р Э.Парута, – что энергия излучения «запечатлела» изображение тела на ткани (а следы крови уже присутствовали), причём волокна полотнища претерпели изменения и относительное число изотопов в составе ткани увеличилось. Таким образом, радиоуглеродная датировка в данном случае неприменима».

Мы обстоятельно (на сколько это возможно в газетной публикации) рассмотрели имеющиеся материалы, связанные с проблемой Туринской Плащаницы. И у нас есть все основания повторить ещё раз вывод российских исследователей: «Плащаница – подлинник, относящийся к первому веку нашей эры, а не более поздняя подделка». Но как писал Франц Верфель, «для тех, кто верует, не нужны доказательства, а тем, кто не верует, их всегда будет мало». И таковые, пытаясь посеять сомнение, говорят: «Допустим, что Плащаница не подделка, но где, мол, гарантия, что на ней отпечатлелся образ именно Иисуса Христа». Думается, что того, что уже известно о Святой Плащанице, вполне достаточно, чтобы в этом не сомневаться. Если внимательно и не предвзято, прочесть свидетельства четырёх евангелистов о страданиях, смерти и воскресении Иисуса Христа, то нельзя не увидеть, что «отпечаток на Плащанице совпадает с евангельскими рассказами о Распятии до мельчайших подробностей» (Б.Шворц). Это слова еврейского исследователя, который, будучи честным человеком, заключает: «Возможно, это приведёт в смятение членов моей семьи и весь наш народ, но мне кажется, что Плащаница – это тот самый саван, в который было завернуто тело Христа после того, как он был распят». Джон Ианноне, автор научного трактата «Тайна Туринской Плащаницы», также отмечает: «Уникальные отпечатки на Плащанице, особенно если рассматривать их в комплексе, и тексты Евангелий дают нам четкое, словно слепок, описание Распятия Христа и позволяют отождествить Человека на Плащанице с Иисусом. Особенно значимые штрихи: терновый венец, возложенный на голову Христа, – уникальное событие, ведь нет записей ни об одном казнённым через распятие, кто был бы коронован терновником; удар копьем в правый бок, чтобы убедиться, что он мертв, но без стандартного перебития ног: гвозди в запястьях: раны от бичей по всей спине; потертость от поперечной перекладины на плече; отёки на лице из-за ударов, нанесённых в синедрионе. Во всех случаях Евангелия совпадают с ранами, а те, в свою очередь, с теми орудиями, которыми реально пользовались римляне во времена земной жизни Иисуса». «Гипотеза» о том, что кто-то мог всё это воспроизвести в Средние века или эпоху Возрождения на другом человеке, и, сняв отпечатки, выдать их за Образ Иисуса Христа, не выдерживает никакой критики. Во-первых, она строится на пустом месте: никаких реальных предпосылок для её существования не имеется. Во-вторых, подобный трюк в Средние века был неосуществим, как говорится, по определению: оптические приборы и компьютерные программы, при помощи которых и можно было бы попытаться что-то подобное произвести, появились лишь спустя века. В-третьих, нужно было обладать знаниями, которые в те времена были просто неизвестны. Например, о существовании дефектной монеты (лепта Пилата), отпечаток которой обнаружен на Плащанице, не было известно до 1977 года. В-четвёртых, «теория воспроизведения Распятия Иисуса Христа в Средние века или в эпоху Возрождения совершенно не правдоподобна с точки зрения менталитета людей того времени» (Д.Ионноне). Одним словом, если бы Плащаница была делом рук какого-то средневекового мистификатора, то её создание было бы ещё большим чудом, чем сверхъестественное отображение тела Иисуса Христа на погребальном саване.

Подводя итог, мы можем сказать словами известного синдонолога д-ра наук П.Виньона: «Есть место для дальнейших исследований по многим линиям, но хотя загадки остаются, они не могут поколебать могучего факта, что на Плащанице отображены отпечатки Христа, донося до нас из далёкого прошлого точный образ ТОГО, КТО так глубоко потряс мир, так изменил весь ход истории». В силу этого Святую Плащаницу и называют «Пятым Евангелием», безмолвно свидетельствующим о земном существовании Иисуса Христа, открывающим нам Его Образ, наглядно изображающим Его Страдания, Смерть и Воскресение.