Logo

С тех пор, как существует человеческий род, имеет место и такое явление или, говоря ученым языком, такой феномен как религия. И хотя это так, хотя большинство людей принадлежит к той или иной религии, даже в наш просвещенный век не имеется однозначного, приемлемого для всех определения этого явления или ответа на вопрос: что такое религия, как и почему она возникла? Поэтому, как мне кажется, не лишним будет, в целях нашего религиозного «ликбеза», познакомиться с христианским пониманием этого феномена, тем более что содержание предыдущих публикаций позволяет уже нам понять и усвоить это (извините за тавтологию) понимание.

Конечно, помимо христианского понимания религии есть немало и других. При этом, имеются в виду не такие конъюнктурные определения как – «религия – род духовной сивухи, в которой рабы капитала топят свой человеческий образ» (В. Ленин), или – «религия есть опиум народа» (К. Маркс), а непредвзятые заключения исследователей этого феномена – социологов, философов, этнографов.

Именно таковых определений религии имеется более семидесяти, начиная с примитивных, типа – «религия – вера в существование сверхъестественных сил» (А. Богомолов), и кончая мудреными, типа – «религия есть символическая система для восприятия целостности мира и обеспечения контакта индивида с миром как единым целым, в котором жизнь и действия имеют определенные конечные значения» (Р. Белла, америк. социолог). Такой плюрализм в понимании этого явления объясняется тем, что о религии судят с разных сторон – с внутренней, т. е. как она видится причастным к ней людям (ее адептам), и с внешней, т.е. как она представляется постороннему наблюдателю. Естественно думать, что ближе к истине будут определения первого рода – когда религия определяется с ее внутренней стороны, непосредственными ее носителями. Но и здесь есть свои опасности, когда за религию, например, принимают то, что в действительности является лишь ее болезнью или вырождением. Скажем, такие явления как колдовство, оккультизм, сатанизм и т.п. В подобных явлениях хотя и могут быть некоторые элементы религии, но в действительности они представляют собой религиозный суррогат, продукт распада, деградации или извращения религии.

Чтобы уяснить истинную суть религии, прежде всего обратимся к этимологии названия «религия», так как название явления или предмета нередко наиболее верно выражает его сущность. По известному изречению свящ. Павела Флоренского: «Имя вещи есть субстанция вещи».

Слово «религия» – латинского происхождения. По мнению одних, оно происходит от существительного «religio», что означает «благочестие», «набожность», «святыня», «предмет культа». По мнению других – от глагола «ligo» или « religo», что значит «связывать», «соединять» или «воссоединять», «восстанавливать». И в первом, и во втором смысле это слово указывает на весьма существенные, если не основные, черты или свойства рассматриваемого нами явления. Еще у древних – Цицерона, Лактанция, блаженного Августина и др. – эти слова употреблялись, когда речь шла о связанности человека с Богом. Например, у блаженного Августина можно прочесть следующее: «Сам Бог есть источник нашего блаженства, Он есть конец всех наших пожеланий; к Нему устремляясь, или лучше, – с Ним воссоединяясь (употреблен глагол religo. – Прим. В.Н.) [отсюда, говорят, и «религия» получила название] будем стремиться к Нему с любовью и, приходя к Нему, будем обретать упокоение». Речь, как видим, идет о связи (или ее восстановлении) Бога и человека. Эта мысль преобладает и в современных определениях религии. По словам архиепископа Иннокентия (Борисова), «религия есть отношение человека к Богу и Бога к человеку», «это связь человека с непостижимым Источником бытия, которая делает его жизнь полной смысла, вдохновляет его на служение, пронизывает светом все его существование, определяет его нравственный облик» (прот. А. Мень). Таким образом, как из самого значения слова «религия», так и из определений церковных писателей следует, что религия – это связь, соединение или воссоединение человека с Богом, или, если быть более точным, взаимосвязь, взаимообщение Бога и человека, это – «жизнь нас в Боге и Бога в нас» (свящ. П. Флоренский).

Так что – «да не смущается сердце ваше» (Ин. 1,1) от того, что в мире существует не одна, а несколько религий. Это естественное (для падшего человека) явление и оно не является каким-то аргументом против религии как таковой.

Но здесь важнее отметить другое. Признавая многообразие религий, мы все же должны иметь в виду, что не все то является религией, что кажется и выдается за таковую. Мы уже говорили, что и атеист Фейербах ратовал за создание религии, но безбожной, а точнее – религии «человекобожия». С пониманием религии, о которой мы ведем речь, такая «религия» расходится весьма существенно: в ней отсутствует главный субъект религии – Бог, а потому и считать ее религией не правомерно. Не правомерно называть религией и такое явление как сатанизм, в котором Бог принимается лишь как противник, как объект вражды, ненависти и борьбы. Религия в подлинном ее смысле «не имеет, в принципе, ничего общего и с такими широко известными теперь явлениями, как экстрасенсорика, рерихианство, сайентология и другие единодуховные им псевдорелигиозные учения…» (А. Осипов). Не является, например, религией и то, о чем говорит известный социолог и психолог Эрих Фромм: «Под религией я понимаю любую разделяемую группой систему мышления и действия, позволяющую индивиду вести осмысленное существование и дающую объект для преданного служения». Это скорее идеология, чем религия. Религия – это, все же, связь с Богом (Божеством, с Вышним, Верховным Существом), открытость и доверие к Нему, принятие и воплощение в жизнь того, что исходит и открывается человеку от переживания встречи с Ним. Припомним еще раз определение прот. А. Меня: «Религия – есть связь человека с непостижимым Источником бытия, которая делает его жизнь полной смысла, вдохновляет его на служение, пронизывает светом все его существование, определяет его нравственный облик». «Это динамический, – по словам Оригена, – прорыв всего нашего существа к его Божественному Первообразу». «Это, – по словам св. Василия Великого, – непреодолимое влечение нашего духа к Богу». «Это, – по словам св. Григория Паламы, – человеческий Эрос (в значении люби. – Прим. В.Н.), направленный к Божественному Эросу». «Это неутолимая жажда, всенаполняющая сила желания соединиться с Богом» (П. Евдокимов). «Для Тебя я живу, для Тебя я говорю, для Тебя я пою» (св. Григорий Богослов). По определению известного религиозного мыслителя, философа И.Ильина «религия есть всежизненная (в смысле сферы охвата) и живая (по характеру действия) связь человека с Богом; или иначе: человеческого субъекта с божественным Предметом. Этот Предмет не есть непременно предмет «познания» или «знания»; Он может быть и предметом чувства (любви), созерцания, воли и даже деятельного осуществления (Царство Божие). Но Он остается при всех условиях и во всех религиях – искомым, обретаемым, желанным, созерцаемым, чувствуемым, верой утверждаемым, в неверии отвергаемым, внушающим любовь, или страх, или благоговение – объективно-сущим «инобытием» или предметом даже тогда, когда открывается, что самый этот Предмет есть Субъект, «живой Дух», ...или личный Бог, как в христианском понимании».

Подводя итог, мы можем сказать, что не проделки обманщиков, не страх перед стихиями, не восхищение природой, не коллективный самообман, не какой-либо психический комплекс являются источником религии, а бытие Бога и тяготение к Нему, созданного по Его образу, человека. Именно это, не знающее успокоения влечение человеческого духа к родственной ему Высшей Реальности или Богу, эта врожденная жажда общения с Богом, реальность такого общения и его благотворное действие на человека и являются сущностью религии, ее базисом и истоком. И естественно, что религия не сводится к обрядам, догматам, конфессиям.

Религия – это, прежде всего и больше всего, жизнь, цельная жизнь человека в ее связанности с Богом. «Настоящая религиозность, – пишет И.Ильин, – не только ведет в храм; и не только имеет «красный угол» в комнате и душе. Она есть жизнь, сама жизнь, подлинная жизнь; она есть Главное в жизни, такое Главное, которое господствует в ней и ведет ее. Она есть не только путь, восходящий и возводящий к Богу, но путь с Богом через жизнь». Подлинная религия вовсе не уводит человека от жизни, как считают некоторые, не является одурманивающим «опиумом» или «сивухой», а, наоборот, является мощным двигателем сознательной, целеустремленной и ответственной жизни. Как писал Тейяр де Шарден, подлинной задачей религии «является поддержка и пробуждение прогресса жизни». Человеческая жизнь от живой связанности с Богом обновляется, очищается, углубляется и получает новое измерение и значимость. Говоря словами И. Ильина, религия «дает человеку «руль» и «якорь», «парус» и «компас», – и жизненное море становится для него не судьбой, а «материалом» для верного и успешного «плавания». И этот материал не есть порождение слепого случая или рокового предначертания. Напротив, он осмысливается, как Божий дар, как поставленная Богом задача, как Божий призыв к духовной активности и духовному преодолению. Ибо настоящая религия не угашает человеческого духа; наоборот, она придает ему силу настоящего пламени; она зовет его к борению, страданию и горению, к творчеству из последних сил и до последнего вздоха». В наше время даже исследователи атеистического толка признают, что «религия в огромной степени определяет духовность, и она единственная, кто может дать хоть какой-то ответ о потустороннем мире, пусть этот ответ и не поддается никакой эмпирической проверке… Непреходящее значение религии в том, что она дает человеку беспрецедентную возможность утвердиться в трансцендентности, бесконечности, вечности» (Ю. Антонян).

Публикацая расположена в газете "Литовский курьер" №№ 26 (696), 38 (708).

2016 © Православное Братство Литвы