Персоналии

  • 20110520

Может, я и перегибаю палку, но мне кажется, что сейчас положение с русским языком почти катастрофическое. Уже не говорю о проблемах русской школы в Литве – об этом говорено-переговорено. Но зайдешь на какой-нибудь чат в Рунете или почитаешь комментарии, и остатки шевелюры сами приобретают форму прически «взрыв на макаронной фабрике в цехе вермишели».

Безграмотность такая, что возникает ощущение, будто авторы комментариев не только никогда не учились в школе, но и буквы-то видели только издали, написанные на заборе. А что на заборах пишут, сами знаете. Я не говорю о тех, кто пишет «Афтар жжод». Эти обычно просто так забавляются – хоть и коверкают правописание, а запятые расставляют правильно. Но сколько народу страдает патологической безграмотностью! Хотя я, наверное, преувеличиваю. Таких «грамотеев» всегда было немало. Просто раньше, когда не было Интернета, они вообще старались не писать, разве что на вышеупомянутых заборах.

Такие грустные размышления накатили на меня накануне замечательного праздника славянской культуры и письменности 24 мая, который приурочен ко Дню памяти равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия, учителей славян.

«Кто не слышал этих имен!» - хотел было воскликнуть я в радостном предчувствии праздника. Но, вспомнив то, о чем сказано выше, призадумался. Хотя «ЛК» читают исключительно люди интеллигентные и интересующиеся родной словесностью, возьму на себя смелость напомнить о солунских братьях, их культурном подвиге и его, подвига, последствиях.

Родились они в греческом городе Фессалоники или Салоники (славяне звали его Солунь). Мефодий в 815, а Кирилл в 827 году. Правда, с момента рождения старшего звали Михаилом, а младшего Константином. Имена, под которыми их сейчас знают, братья получили при пострижении в монашество. Их отец занимал солидный пост в городе. Кем были братья по национальности, сказать определенно трудно. Болгары считают их своими соплеменниками, греки – греками. В Солуни и окрестностях жило много славян, и оба брата, как и почти все население города, свободно владели и греческим, и славянским языками с детства.

Старший еще в молодости сделал хорошую карьеру, но оставил все и постригся в монахи. Вот с этого времени он и стал зваться Мефодием. Константин с детства проявлял большие способности и тягу к учению. Он получил прекрасное разностороннее образование у лучших учителей в Константинополе.

Завершив учебу, он отказался от выгодного брака, сулившего карьерный рост, стал хранителем библиотеки при соборе Святой Софии и преподавателем философии. Уже в юности Константин прославился своей ученостью и получил прозвище Философ. Однако суетная близость императорского дворца (в детстве он учился вместе с будущим базилевсом Михаилом III) угнетали его, и Константин при первой же возможности сбегал к брату в монастырь, где оба с удовольствием «беседовали с книгами». Вероятно, в тиши монашеской кельи была создана славянская азбука.

Однако, когда возникала необходимость, Философа отыскивали и поручали ему какое-либо важное задание. Обычно это были миссионерские поездки к милитенскому эмиру, в Хазарию или в соседнюю Болгарию. В эти экспедиции Константин часто брал с собой старшего брата.

В 862 году в Константинополь явились послы от моравского князя Ростислава с такой просьбой: «Народ наш исповедует христианскую веру, но у нас нет учителей, которые могли бы объяснить нам веру на нашем родном языке. Пришлите нам таких учителей». Надо сказать, что в IХ веке все славяне, где бы они ни жили, в Моравии, Болгарии или на Днепре, говорили примерно на одном языке, по крайней мере, понимали друг друга лучше, чем сейчас русский чеха или словена.

Братья начали готовиться к новой миссии. Азбука у них, вероятно, уже была, начали делать переводы на славянский язык самого необходимого - евангелия и богослужебных текстов.

В Моравии они оказались в сложном положении. С одной стороны, деятельность их имела большой успех среди местного населения, а с другой, немецкое духовенство чинило им всяческие препоны. Моравия находилась в юрисдикции римского папы, и ни друг детства император Михаил, ни Константинопольский патриарх помочь им не могли. А немцы обвиняли братьев в ереси. Считалось, что молиться Богу можно только по-еврейски, по-гречески и на латыни, т. е. на тех трех языках, на которых была, согласно евангелию, сделана надпись на Кресте «Иисус Назарянин, Царь Иудейский». В поисках защиты Константин с Мефодием отправляются в Рим к папе. По дороге они останавливаются в Панонии (современная Венгрия), где по просьбе князя Коцела обучают книжному делу и богослужению по-славянски.

В Риме папа Адриан II благословил деятельность братьев. Но случилось несчастье: Константин тяжело заболевает и 14 февраля 869 года умирает, приняв перед смертью постриг с именем Кирилл. Мефодий, получивший сан архиепископа, возвращается в Моравию. Он с учениками продолжает дело, начатое братом. Делаются новые переводы. За это время переложен Ветхий Завет и другие тексты. Но козни немецкого духовенства не прекращаются. К тому времени в тюрьме умирает князь Ростислав. Да и самого Мефодия не спасает архиепископский сан – три года он проводит в заточении. Часто меняющиеся папы то разрешают, то запрещают деятельность славянских просветителей. 19 апреля 885 года Мефодий в возрасте 70 лет умирает. Ученики, которые пришли с братьями в Моравию, вынуждены бежать. Славянское богослужение окончательно запрещено.

Соратники святых братьев Климент, Наум, Савва, Горазд и Ангеляр перебираются на Балканы. Теперь тут, в Болгарии, Сербии и Хорватии, образуется новый центр славянской книжности. Отсюда через сто лет славянская азбука вместе с литературным языком проникнет на Русь, когда ее в 988 г. крестит князь Владимир.

А какая, кстати, азбука? Ведь их было две. И которую из них создал Константин-Кирилл? А была ли у славян письменность до Кирилла? Давайте на эти и другие вопросы поищем ответ в следующий раз, продлив для себя таким образом замечательный праздник День славянской культуры и письменности.

"Литовский курьер" №20 (847)