Персоналии

Про день 14 февраля в нашей стране знают все, а вот про день 8 июля знают очень немногие. А ведь это как раз и есть православный «день всех влюбленных» - день памяти святых благоверных Петра и Февронии Муромских, покровителей супружества. Святые покровительствуют любящим людям и крепким семьям. В России этот день объявлен днем семьи.

Жизнь святых Петра и Февронии помогает людям понять смысл того, что такое брак. Сам пример князя и его супруги настолько трогателен, что может оставить равнодушным только бесчувственного человека.

Кем же были Петр и Феврония? Петр был князем Муромским. Феврония – простая девушка из небольшого села Ласково, которое находилось в Рязанских землях. По преданию Петр, спасая старшего брата от змея, был этим змеем укушен. От змеиного яда он сильно заболел. Слуга Петра узнал про девушку, которая неким чудодейственным образом лечила больных. По просьбе хозяина он поехал к этой девушке. Приехал, рассказал, зачем явился и попросил Февронию о помощи. На что получил ответ: «Будет он здоров, если я буду его женой. А нет – не смогу его излечить: Бог силы не даст».

Привез слуга к Февронии своего господина. Петр не верил в то, что женится на простолюдинке, но ей об этом ничего не сказал. Феврония дала слуге кислого квасу, велела пропарить Петра в бане и натереть этим квасом, все струпья с тела Петра содрать, лишь одно не трогать. Так и поступили, и на следующий день Петр оказался абсолютно здоров. Поскольку жениться на Февронии Петр изначально не собирался, он уехал от нее. Но не успел он вернуться домой, как болезнь вновь вернулась к нему, гнойные язвы вновь начали покрывать все его тело.

Понял Петр свой грех и велел послать сватов к Февронии.

Через какое-то время после свадьбы умер старший брат Петра, и взошел молодой князь на престол. Однако Феврония была не по нраву боярам и женам их, не хотели они подчиняться простолюдинке. Поначалу уговаривали бояре Петра отказаться от жены, но ни к чему их уговоры не приводили. Пошли они тогда к самой княгине и велели ей уходить, разрешив взять с собой то, что она пожелает. Согласилась Феврония, а взять с собой пожелала лишь одно: своего мужа Петра.

Но стоило уйти из Мурома молодым князьям, как стали процветать в городе интриги и злоба, каждый хотел добиться власти и стать новым князем Муромским. В довершение ко всему случился в городе большой пожар. Не выдержали бояре и отправились на поиски Петра. Отыскав его с супругой, стали просить их вернуться в город и княжить там. Петр же ответил, чтобы шли они к Февронии, что он поступит так, как она скажет. Феврония же, в свою очередь, сказала, что если князь сам захочет вернуться, то и она вернется. И добавила: «Две способности дал нам Господь: помнить и забывать. Забывать зло. Помнить добро».

Вернулись они в Муром и долго княжили в нем. То время историки называют одним из самых спокойных. А как пришла старость, приняли оба супруга монашество, оставив завещание, чтобы после смерти похоронили их вместе. Умерли супруги в один день, каждый в своей келье: сначала скончался Петр (в монашестве Давид), а следом за ним, узнав о его смерти, и Феврония (Ефросинья), 25 июня (по новому стилю - 8 июля) 1228 года.

Только не стали хоронить их вместе, вопреки правилам монашеским. Положили каждого в гроб в разных церквях, но наутро обнаружили гробы пустыми. А тела их оказались в общем гробу. Решили люди, что кто-то перенес ночью тела, и вновь их разлучили, на сей раз крепко заперев. Но и на следующее утро тела супругов оказались вместе в одном гробу. Потому так и похоронили их, Петра и Февронию, вместе.

Их брак стал образцом христианского супружества. А день 8 июля – праздником любящих людей и счастливой семьи.

 

О современном состоянии семьи и взгляде на эту проблему – в беседе с настоятелем Пречистенского кафедрального собора города Вильнюса, секретарем Епархиального управления Виленско-Литовской Епархии протоиереем Евгений Руденко.

– О. Евгений, все вокруг говорят, что в наши дни институт семьи разрушается, что семьи нет и т.д. Ваш взгляд на эту проблему, как священника.

– Не согласиться с этим нельзя. Статистика разводов в Литве это подтверждает. Количество детей считается недостаточным для вопроизводства населения. Вся Европа стареет, и Литва несильно отстает в этом процессе. Целью создания семьи должно быть, в первую очередь, рождение детей. Сейчас же каждая шестая пара бесплодна, и это проблема. А в тех семьях, в которых могло бы быть много детей, не хотят их рожать. Берет верх человеческий эгоизм: «Родим одного, ну, максимум, двоих»... И уже считают себя героями. Люди боятся ограничить свою личную жизнь, ведь они уже не смогут себе позволить одного, другого, третьего...

Только люди забывают о том, что, когда в семье трое-четверо-пятеро детей, там и микроклимат совсем другой, и жизнь становится гармоничной, она приобретает целостность. Когда в семье один ребенок, то очень трудно воспитать его неэгоистичным, так как все усилия направлены на него одного. Когда же детей четверо или пятеро, то внимание родителей приходится делить на всех поровну, и эгоизма уже становится меньше.

Кроме того в многодетных семьях у родителей появляется сильнейшая опора в старости. Это если они, конечно, воспитывали своих детей в духе жертвенности, самоотдачи, взаимопомощи. Когда такие дети вырастут, они будут отрадой для родителей.

Да и для общества нужны многодетные семьи. Если у родителей один ребенок, то трудно ожидать прироста населения. А в этом уже должна быть заинтересована не только семья, но и государство. Оно должно быть заинтересовано в том, чтобы семьи рожали больше детей. Должны быть разработаны специальные программы для матерей, матерей-одиночек, молодых семей (например, по получению жилья). А то почему за свое существование должна бороться только семья? Ведь семья нужна и государству! Это должен быть обоюдный процесс.

– Настроено ли современное общество на создание семьи? Отношение к семейным ценностям современной молодежи.

– Сейчас царит атмосфера определенной безответственности, невнимательного отношения друг к другу, потому и браки некрепкие.

Из моего личного общения с подростками могу сказать, что в целом ребята и девушки не испорчены. Но на них очень влияют СМИ, музыка, интернет. Особое влияние имеет виртуальное общение, благодаря которому подростки не умеют общаться вживую. Поэтому им труднее дается реальная дружба, реальные отношения. Это тоже проблема.

На создание крепкой полноценной семьи должны настраивать родители, школа и Церковь. Воспитание должно быть цельным. А то дома подросткам говорят одно, в школе – другое, в Церкви – третье. И в итоге подросток просто теряется: надо вступать в брак или не надо? А может лучше просто повстречаться и разбежаться? Очень трудно жить и строить свою систему ценностей, когда мораль расходится.

– Согласны ли Вы с мнением, что семья разрушается целенаправленно, что все мы лишь исполняем указ «мирового правительства» по сокращению численности населения?

– Только почему-то эти «указы» действуют на психику и менталитет европейцев, но совершенно не пугают китайцев, индийцев и т.д. Не кажется ли это странным? Почему, например, у мусульман не считается зазорным родить восьмерых детей? Мало того, их общество при потере кормильца начинает помогать матери-одиночке. Почему у нас этого нет? Зато у нас на многодетную семью смотрят как на какую-то ненормальную. А не дай Бог, если умер кормилец, то сразу возникают упреки: «Ну вот, раз наплодили, сами и справляйтесь». Никому и в голову не придет помочь. Почему-то для европейцев считается нормальным родить одного ребенка и жить дальше в свое удовольствие. Только потом они почему-то жалуются, что содержать в старости их некому. А кто будет работать?

Православный человек, и не только православный, не должен ограничиваться одним ребенком, исключением могут быть только медицинские показания.

– Из Вашей практики: с какими семейными проблемами люди чаще всего обращаются к священнику?

– Во-первых, чаще всего семейные люди психологически не готовы к совместной жизни. Уже через два-три месяца после заключения брака люди приходят и говорят, что они не сходятся характерами. А когда спрашиваешь о том, сколько они встречались до брака, то часто слышишь ответ: месяц, два, три... А ведь надо присмотреться друг к другу заранее, узнать достоинства и недостатки друг друга. Основа любой семьи – любовь. Если брак заключается с иными целями, то можно предположить, что он не будет крепким.

Сейчас те люди, которые уже создали семью, многие семейные проблемы воспринимают как-то по-детски, они не желают жертвовать личным эгоизмом. Человек не видит того, что он должен изменить в себе, а пытается переделать супруга. Если человек жертвенно любит, то он будет прилагать все усилия, чтобы самому перетерпеть, изменить что-то в себе. А «не сошлись характерами» - это не отговорка. Поженились, вот и сходитесь, теперь самое время. Своего супруга надо воспринимать как образ Божий.

Во-вторых, у многих отношение к Церкви языческое, полумагическое. Например, из «семейных» вопросов: «Какую молитву нужно прочитать, чтобы сын поступил в университет?» Как-будто, если мать прочтет молитву, то сын сразу туда поступит. А надо ли ему это? Нужен ли ему этот университет?

Мне, как священнику, хотелось бы, чтобы люди больше обращались с глубокими, богословскими вопросами: «Как спасти свою душу? Как жить по-христиански?», а не спрашивали, разводиться им или нет. Все-таки сегодня семьи создаются достаточно поздно, к 30 годам, и к этому времени человек уже в состоянии решать многие вопросы самостоятельно. Мировоззренческие, стратегические вопросы устройства своей семьи разумные люди должны решить до свадьбы. А в браке уже идет их тактическое разрешение.

– Чем священник может помочь в решении семейных проблем?

– Священник, услышав ситуацию, может предложить какие-то альтернативы. Он не должен навязывать своего мнения, не должен порабощать, а пасомые не должны перекладывать свои проблемы на плечи священника. Должен быть диалог, дискуссия.

Первое, на основании Евангелия и опыта Церкви. Литературы по христианской семейной жизни у нас не очень много, но есть. Я, например, мог бы порекомендовать книгу протоиерея Глеба Каледы «Домашняя Церковь». Второе, священник может предложить какое-то решение вопроса из своего личного опыта, поскольку в большинстве своем православное духовенство – женатое духовенство. Третье, священник помогает своей личной молитвой.

– Может ли Церковь как-то помочь укреплению семьи? Как? Что для этого делается?

– Активность должны проявлять священники. Они вполне могут создавать при храмах спортивные и музыкальные кружки, организовывать лагеря, ходить в походы. В России эта деятельность развивается, у нас – слабее. Тем не менее и в Литве есть успешно функционирующие православные лагеря, воскресные школы при храмах. В воскресную школу могут попасть все дети, чьи родители в этом заинтересованы.