Персоналии

Я была знакома с одним парнишкой из Риги. Помню, он мне даже подарил икону св. Серафима Саровского. Так вот, этот паренек приехал в Вильнюс с целью пострижения в монахи. Какое-то время он жил в монастыре. Но потом внезапно исчез… Среди насельников монастыря его нет. Он вернулся домой? Понял, что не готов? Не созрел духовно? А, может, создал семью? Эти вопросы пока так и останутся вопросами. Но все же, почему некоторые люди уходят от мирской жизни? Ведь жизнь ЭТА и жизнь ТА, монастырская, так отличаются друг от друга…

Свято-Духов монастырь и его братия

И это отличие чувствует даже сторонний наблюдатель. Вот даже я сама… Когда я захожу на территорию Свято-Духова монастыря, во мне будто что-то меняется. По крайнее мере на душе становится спокойней, там воцаряется мир.

В теплое время года здесь всегда прохладнее, чем за монастырскими воротами, в городе душно, дышать нечем, а здесь такая благодать! А в зимнее время года, вот, например, сейчас захожу – снежок лежит, нигде в центре города его нет, он быстро тает, а здесь – есть!

Как только попадаешь в монастырские владения – сразу по левую сторону находится канцелярия митрополита Виленского и Литовского Хризостома. Справа находится библиотека. Чуть дальше, по ту же левую сторону от входа, находится небольшой сад. А слева – трапезная, чуть дальше – монастырские корпуса, в которых живут монахи. Прямо – храм. За ним – колокольня и домик для паломников. Все очень просто на первый взгляд.

Из разговора с насельниками монастыря мне удалось выяснить, что в число братии входят три священника (два архимандрита и один игумен), два иеродиакона (диаконы в монашестве), четыре монаха. То есть всего девять человек. Основные послушания связаны с церковными богослужениями. Священники служат, проповедуют, совершают молебны и панихиды. Иеродиаконы и монахи помогают при богослужениях. Кроме того, братия занимается хозяйственными делами. Те из монахов, у кого есть способности, поют в хоре.

Один из насельников монастыря – архимандрит Ефрем – священник преклонного возраста прослужил в священном сане 40 лет. Он любит общаться с народом, беседовать с прихожанами о духовной жизни.

В монастыре кормят бездомных, работает библиотека, где можно взять книги, аудио- и видеокассеты, проводятся воскресные беседы. Монастырь выполняет свое духовное служение, и многие люди, переступая ограду монастыря, находят здесь укрепление в своей вере, обретают мир в душе.

Помимо братии в монастырском храме служат шесть семейных священников. Есть и вольнонаемные работники, среди которых швея, сторожа, дворники, те, кто убирают в храме, работают на кухне, в свечной лавке.

По традиции в монастыре не готовят мясную пищу. В остальном монахи питаются хорошо и разнообразно: овощи, фрукты, рыба, молочные продукты. Стол для всех общий, и если монах желает поститься, то в порядке личного подвига он добровольно сокращает свое питание.

У каждого монаха отдельная келья. Простая обстановка, но есть все необходимое. Обстановка зависит от внутреннего состояния человека, его интересов и духовного развития. У кого-то много книг, а кому-то хватает Библии и молитвослова. Разрешается иметь телевизор и компьютер. Как-никак, 21 век.

Выбор сделан – монастырь!

И все же почему люди выбирают жизнь в монастыре? Для того чтобы разобраться в этом непростом для мирского человека вопросе, мы обратились к насельникам Свято-Духова монастыря. (Имена не указываются по просьбе самих насельников).

– Почему люди уходят от мирской жизни в монастырь?

– В монастырь не уходят, а приходят.

В миру считается, что если человек ушел в монастырь, то он пропал, ушел «в пропасть». Но это не так.

Во-первых, бывают случаи, что идут туда только из любви к Богу. Человек сознательно идет на подвиг, страдает ради Христа. Это своего рода максимализм – человек не желает делить свое сердце ни с кем другим, кроме Бога. И только ради Него он хочет сгореть как свеча. Так поступают святые. Но это удел немногих.

Во-вторых, бывает, что человек устает от обыденной греховной жизни, мирской суеты. Он сам себе становится противен. Идея отречения от мира связана с разочарованием в земной жизни, с ощущением ее ущербности, осознанием реальности смерти… Потому часто в монастырь и уходят в зрелом возрасте.

Есть и другие причины: трудное детство, несчастная любовь, болезни, смерть близкого человека. Например, один знакомый ушел в монастырь после того, как отслужил в армии, после армейских издевательств и дедовщины он решил, что лучше уйти от этого жестокого мира с волчьими законами, где побеждает сильнейший и хитрейший. Он решил не вырывать кусок из горла противника. «Пусть в этом мире сражаются без меня», - решил он. Выбор этого пути – это тайна каждого человека. Как говорил один поэт, «я не люблю, когда мне лезут в душу…»

Еще хотелось бы отметить, что идея отречения от мира присуща в целом религиозному сознанию, а не только монахам.

– Есть ли в монастыре что-то вроде «испытательного срока»?

– Да, в монастыре есть определенные ступени. Когда человек только приходит в монастырь, то три года он является здесь послушником. И за это время у него есть возможность определиться с выбором. Если он понимает, что этот крест ему не по силам, он уходит. А если уже решил окончательно здесь остаться – принимает монашеский постриг.

– Вот ушел человек в монастырь, принял постриг… Но ведь, наверное, и здесь есть свои трудности…

– Да, есть. Во-первых, низкий уровень духовности в миру переносится и в монастырь. Ведь монахи приходят в монастырь из мира… И здесь, в монастыре, мы пытаемся исцелиться при помощи таинств и молитвы. Надо понимать, что монашество неоднородно: от святых до совершенных грешников. Можно говорить об идеале, но в реальной жизни таких монахов единицы. Мы все стремимся к тому идеалу, но лишь немногие его достигают. Монахи – тоже люди, нам присущи те же страсти. И нам тоже приходиться с ними бороться.

Во-вторых, сейчас немногие идут в монастырь, раньше таких людей было больше. Раньше, например, родители понимали, благословляли. Сейчас им хочется наследников, а монаху нельзя иметь семью. Да и в монастыре много ограничений, не каждому они под силу. По статистике, сейчас женщин в монастырях больше, чем мужчин.

– Трудно ли отказаться от мирских радостей?

– Для монаха существует три обета – нестяжание, послушание и целомудрие. Нестяжание – это значит, что монах не должен стремиться к роскоши, не ставить богатство целью жизни, он должен жить скромно, хотя и не возбраняется иметь какое-то имущество. Послушание – епископу, монастырскому начальству. Целомудрие… Надо понимать, что монашество – это не одиночество, а пребывание человека с Богом. Если в обычном браке совершается единство двух личностей (мужчины и женщины), то и в монашестве тоже существует две личности. Вторая личность – Бог. Это таинственное единство души с Богом. На это способны немногие.

Все, что не является нарушением этих трех обетов, для монахов допустимо. Да и вообще, монашество подразумевает бодрость духа, радость и оптимизм. Монахи – это совсем не депрессивные и угрюмые люди. Радость нам дозволена!

– А радостями ли является то, что мы под ними понимаем?

– Радость зависит от внутреннего состояния человека, его воспитания, окружения. Для одного радость заключается в малом – он может радоваться, казалось бы, незначительному событию. Сейчас люди разучились радоваться, например, приходу весны, тому, как распускаются цветы… Сейчас люди получают радость от временных удовольствий: от технических изобретений, похода в кино, кафе… Люди тратят время впустую. А его надо проводить с пользой! Раньше, к примеру, люди читали, сейчас это ушло. Многие полезные вещи люди отодвинули на второй план, занимаются чем-то бессмысленным. И самое страшное, что это им приносит радость.

– Тогда в чем заключается настоящая радость?

– Для православного человека важнее радость духовная. Верующий человек не мыслит своей жизни без богообщения, посещения храма. Но мало только ходить в церковь. Православный христианин должен и жить по-христиански. Это тоже радость! Радость любить человека и уметь относиться к нему по-доброму. Радость заключена в богопознании, чтении Евангелия, изучении истории Церкви и применении этих знаний к своей жизни.

У православных тоже есть праздники, есть общины. Когда собираются люди с общими взглядами и интересами – это тоже радость!