Просвещение

Сказка

Мир сказки удивительно прост, в нем нет двойственности: добро – это добро, а зло – это зло. Но сейчас этот мир тяжело болен. Исконный враг человечества сумел подмешать в него свою ложь! Теперь «хорошими» героями стали полулюди – полузвери: человек-паук, человек – летучая мышь. И вот из чудесного мира сказки, а вместе с тем от нас с вами, начинает исчезать та прозрачная чистота, правда, которая и является настоящей жизнью.

Сказочные «герои» теперь не пугают своим грозным видом и звериным оскалом, их руки больше похожи на лапы, а глаза не скрывают ненависть и злобу ко всему человечеству.

Как устоять против их лести, как уберечь детские души от их разрушающего влияния?

Запреты и умалчивание только обостряют детский интерес ко всему загадочному и таинственному. Попробуем же вместе разобраться, откуда приходит зло, корень которому – ложь, жадность, самолюбие, зависть, обида и отчаяние.

Даже Баба-Яга когда-то была маленькой и, как все малыши, симпатичной. Как она стала Ягой – Костяной Ногой, мы не знаем. Детство ее покрыто тайной. О странствиях ее души мы можем только предполагать.

Однажды милая девочка на опушке леса набрала полную корзину ягод. Возвращаясь домой, она встретила подружку. Та, увидев свежую земляничку, заморгала глазками, желая попробовать хотя бы одну.

Будущая Яга в этот момент еще была доброй, как и все дети. Но кто-то тихо ей подсказал:

– Не давай! Нечего на чужое глаза пялить. Пусть сама наберет.

Девочка, послушав этот шепот, вдруг перестала быть доброй и прижала корзинку крепко-крепко к себе. Пожадничала раз, другой и стали ее дразнить жадиной-говядиной.

Малышке было обидно. Она даже плакала. А знакомый голос вновь шептал:

– Сами они жадины-говядины. Видишь, как дружно играют. Вон какой город из песка построили. Там и домики, и дворцы, и крепость. Всем им весело, а тебя с собой играть не берут. Песка жалко. Ничего, не огорчайся. Погляди, по домам разбежались. Пока никого нет, иди, устрой им веселье, растопчи все своими ножками. Пусть знают, как обижать бедную девочку. Иди, иди.

И она пошла. И топтала все с какой-то злостью.

Ребята все, конечно, догадались, кто мог растоптать их творения, и прозвали малышку врединой.

Тут уж совсем ей обидно стало. А вкрадчивый голос вновь нашептывал:

– Сами они все вредины. Ты – самая замечательная, самая умненькая. Просто завидуют тебе, вот и все. Ну и что из того, что тебе не любят. Любви вообще нет. Каждый о себе только и думает. Человек человеку волк – не зря сказано. Вот и едят друг друга, если не зубами, то языком. И ты не отставай, чтоб тебя не слопали...

Может, таких мыслей девочка наслушалась от невидимого советника, может, по-другому все было – кто знает. Только стала она свой нос перед всеми задирать. А тот вдруг расти начал не по часам, а по минутам. Рос-рос, да внезапно скрючился. Тяжелый такой носище вымахал, даже голову к земле перевешивал. Ходить стало тяжко. Да к тому времени она еще и высохла вся от зависти. Опять огорчилась.

Опять ей кто-то в уши соблазнительные слова вкладывает:

– Не грусти! Раз ты всегда не Бога, а нас слушалась, мы тебе такое средство передвижения дадим, все позавидуют!

И появилась рядом метла.

– Садись и лети куда вздумается. Только тех, у кого крест и кто молится, облетай подальше, чтоб беды не случилось. Запомнила?

Надо сказать, что с послушанием у нее всегда нелады были. Еще с младенчества все наперекор, все по-своему норовила сделать. Скажут ей: не ходи по той стежке, там топи. Она же обязательно по этой дорожке потопает. Так в лихой час в болото попала. Затягивает ее все глубже да глубже. Между тем уже темнеет. Кричит, а кругом – ни души. Лишь леший и кикимора, посмеиваясь, поглядывают, как человек тонет, просит их вытащить из трясины,

– А зачем ты нам? – спрашивают. – Ты же никого не слушаешься. Что от тебя проку?

Обещает бедняга, если ее спасут, служить им со всем старанием.

– Хорошо, – говорят, – вытащим. Только смотри: если слово нарушишь, будет тебе еще хуже.

– Все исполню, что прикажете.

– Ну, помни наш уговор! А приказ таков: навредить людям, где только возможно.

– О, это я с удовольствием! – пообещала она.

Так и был заключен ее союз с нечистой силой. Так и стала она Бабой – Ягой навеки.

Говорят, и сейчас кое-кто в Бабу-Ягу превращается. Вот как любят судить да рядить, завидуя. Где они появятся, там ледяным холодом веет.

Упаси нас, Господи, от сетей вражьих! Помоги сохранить образ Твой, а он в любви к Тебе да к людям!