Просвещение

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Иерей Сергий НейфахНаше время ни в чем так не нуждается, как в духовной очевидности. Ибо «сбились мы» и «следа» нам не видно. Но след, ведущий к духовному обновлению и возрождению сокрыт в познании пути Божия. Путем Божиим для человека является Сам Христос. Следовательно, познание пути предполагает познание Христа, Его жизни, которую Он явил на земле. Сердцам простых людей открывается истина, когда они встречают Христа. Тайна притягательной силы Господа постигается нами через Его святых. Они научились и узнали, что такое кротость и смирение сердца. «Потому что сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению» (Рим. 10, 10). Спасительное исповедание зиждется на крови святых мучеников – ибо некто сказал: «Кровь мучеников – семя христианства» (Тертуллиан). Твердость, с какой мученики шли на страдания за имя Христово и терпели, невольно поселяет в сердцах людей, особенно очевидцев, любовь и глубокое почитание.

Христианство есть подвиг добродетели, для приобретения которой благоразумный купец Евангелия должен был распродать все свое имущество. Исторически под этим самоотверженным решением, под взятием Креста, разумелись разные подвиги, в числе которых – исповедание веры. Во святом благовестии от Матфея Господь обращается ко всем нам, пророчествуя таинственное прославление предызбранным чадам: «Всякого, кто исповедует Меня перед людьми, того исповедаю и Я перед Отцом Моим Небесным» (Мф.10, 32).

Ни один серьезный историк не будет отрицать того, что Литва в период своего государственного становления и развития в XIII – XIV вв. находилась под сильным влиянием православной культуры Руси. Примечательно, что немало чудотворных икон Пресвятой Богородицы были явлены в Литве. Это свидетельствует о давних и прочных корнях православия в истории Литвы. Правящие князья и немалая часть языческого населения принимают православие. Причислены к лику святых литовский князь Довмонт Псковский и праведная Харитина, княжна литовская. При активном участии православных княжен Марии Витебской и Юлиании Тверской ведется строительство храмов и монастырей. Поныне они являются православными святынями города Вильнюса. В то же время распространение христианства в Литве не было легким деланием. Несмотря на готовность населения принимать православную веру, несущую духовные ценности, в сложных отношениях с распространенным язычеством христианство утверждалось на крови мучеников и исповедников.

Сегодня Святая Церковь воспоминает историю становления православия в земле литовской, явленную в прославлении столпов веры, соотчичей наших, святых мучеников виленских Антония, Иоанна и Евстафия. Через века они пронесли историческое призвание православного народа Литвы – быть хранителем и исповедником веры Христовой.

Время, в которое жили виленские мученики, можно сопоставить с нашей современностью в отношении того, как верующие христиане оказываются в повседневной жизни окруженными непониманием, враждебностью, в окружении людей с абсолютно иными устоями быта и нравственности. Широкое распространение формальной религиозности в обществе еще отнюдь не свидетельствует о наличии внутреннего просвещения и истинного духовного понимания. Очевидно, в такой ситуации оказались святые Антоний, Иоанн и Ефстафий при дворе князя Альгирдаса. Формально принявший христианство князь тем не менее был полностью подчинен влиянию язычества. При дворе пышные языческие обряды соблюдались в полной мере, хотя очевидно, что Св. Антоний, Иоанн и Евстафий не были единственными крещеными христианами в этой среде. Однако, в отличие от своих современников, пытавшихся служить одновременно и Христу, и языческим божествам, святые мученики ревностно соблюдали христианский устав и ясно понимали, что для них было бы осквернением принимать участие в языческих обрядах. Конечно, эта ревность о Христе не осталась незамеченной и в конце концов вызвала раздражение и гнев как вельмож-язычников, так и князя. Можно сказать, что как и в наше время, каждому позволялось «верить в душе», но когда человек явно противопоставляет свой образ жизни общепринятому, это вызывает негативную реакцию и даже ненависть. Возможно, так выражается некоторая зависть перед человеком с твердой волей и ясными духовными принципами.

Но не только воля и целеустремленность отличали виленских мучеников. Дух Святой, почивающий в них, наполнял их сердца истинной любовью и смирением. Эта любовь звала их на мученический подвиг для проявления Божьей правды в мире, а смирение не позволяло превозноситься над окружающими язычниками, придавало силу их самоотвержению, готовности понести свой Крест. Часто мы превозносимся перед незнающими Христа людьми, ложно полагая, что обладая истинной верой, мы этим гарантированно приобретаем спасение и несомненное преимущество над другими. Но виленские мученики ясно показывают нам своими страданиями, на что способна истинная вера и в чем истинное величие христианина. Как Христос пришел на землю не для того, чтобы Ему послужили, но чтобы послужить и отдать Свою жизнь за любящих Его, так и святые всех времен превозносятся не гордостью и напыщенностью, а смирением, действенной любовью в страданиях за веру и отрицанием своего превосходства. И именно такая любовь до крови и страдания является тем семенем Божией Любви, которая через видимое, казалось бы, поражение, преображает мир, призывает новые и новые души следовать за Христом. И после земной смерти прорастает урожаем на ниве Божией. Так и искра, сверкнувшая в образе святых виленских мучеников, на протяжении вот уже семи столетий как путеводная звезда зовет каждого из нас отвергнуть страх, ложную гордость и искать Божьего пути и Божьей премудрости. Аминь.

Иерей Сергий Нейфах