Просвещение

Отзыв на статью члена редакции литовского русскоязычного еженедельника «Экспресс-неделя» Варвары Козловой об экзорцизме

В прошедшем 2006 году в одном из номеров еженедельника «Экспресс-неделя» была напечатана статья Варвары Козловой «Изгоняющие бесов», в которой повествовалось о деятельности римско-католического священника Эдмундаса Ринкявичюса, активно занимающегося практикой экзорцизма – изгнанием нечистых духов. Экзорцизм, о котором идет речь в данной статье, является ярким примером магического сознания. Чем характеризуется подобное сознание? Главным в нем признается правильное совершение внешних религиозных форм (обрядов), в силу чего то, что принимающие эти формы ожидают, должно непременно осуществиться. Если же человек не получает ожидаемых «благ», то неудача в таком случае приписывается неверности или неточности исполнения внешних форм (обрядов). После чего нередко следует повторение этих форм, до тех пор, пока, как кажется, чающие тех или иных «благ» клиенты не достигнут своих целей.

«Специальные молитвы»?

Автор статьи замечает: «Длительность сеансов экзорцизма различна. Бывает, что для очищения души человека хватает и часа, бывает, трех и более часов, а иногда процедуру приходится повторять несколько раз». Если мы прочтем Евангелие, то подобных «сеансов» мы нигде не встретим: Господь изгонял нечистых духов Своим словом, без всяких «специальных молитв». Святые, кстати, также освобождали несчастных от действия демонов просто молитвой, большей частью внутренней, невидимой для других, реже – внешней, совершая Таинства Покаяния, Соборования, Евхаристии и без какого-либо специального заклинательного чинопоследования, поскольку таковой уже был совершен над всеми верующими перед Таинством Крещения, когда человек сознательно отрекается от сатаны и всей гордыни его. В таком случае заклинательные молитвы перед Крещением являются освящением акта отречения от дьявола. Вспоминая эту древнейшую традицию Церкви, святитель Игнатий (Брянчанинов) в одном из своих писем писал: «Никаких заклинательных молитв не нужно: они прочитаны над каждой из вас при святом Крещении. Нужно предаться воле Божьей и признать себя достойным всякого человеческого и бесовского наведения: тогда страхование пройдет само собой… Поминайте в молитвах Ваших болящую Д., которая предана судьбами Божьими сатане, да дух ее спасется… В духовном отношении такое наказание Божие отнюдь не служит худым свидетельством о человеке: такому преданию сатане подвергались многие великие угодники Божии… Гораздо маловажнее беснование, нежели принятие какого-либо вражеского помысла, могущего навеки погубить душу».

В свете этого, очень странно выглядит утверждение уважаемого священника Эдмундаса Ринкявичюса, которое приводит в своей статье В.Козлова: «В каждом приходе должно быть несколько священников, могущих специальными молитвами освободить людей от злого духа, потому что в последнее время все больше людей нуждаются в такой помощи». Во-первых, никто не может сам дерзнуть утверждать, что он способен изгонять нечистых духов. Во-вторых, в этом утверждении отца Эдмундаса весь акцент поставлен на «специальные молитвы». Т.е., в самой букве молитвы усматривается некая сакральная сила, могущая сама по себе освобождать людей от действий нечистых духов. Это чистой воды магическое сознание (шаманизм), никак не совместимое с христианскими принципами духовной жизни.

Из истории

Экзорцизм, как таковой, имел место в Древней Церкви, когда были на то особые дарования, ниспосылаемые Духом Святым отдельным членам Церкви в тот период. Но тогда экзорцизм имел совершенно другой смысл, нежели тот, который сегодня вкладывается в это явление. Чтобы понять изначальный смысл этого служения, необходимо отметить обстоятельства появления одержимых нечистыми духами и как ответ Церкви на это – экзорцизма. Профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии Н.Д.Успенский в своем труде «Византийская литургия» отмечает, что одержимые демонами были еще во времена Апостолов (см.: Деян. 16:16–18; 1Кор. 5:1–5). «Но все это еще не представляло собой массового явления, – продолжает Успенский. – Во второй половине III века становятся известны разряды одержимых от духов нечистых..., которых Церковь не допускает до евхаристического общения и произносит о них особые молитвы. (Заметим, что вся Церковь, а не отдельный член ее совершал подобные моления – свщ.В.С.) Это новое явление в жизни Церкви было связано с гонением императора Декия (249–251 гг.)… Положение преследуемых осложнялось тем, что у многих христиан были родственники язычники, и казнь христианина рикошетом могла отразиться на родственнике-язычнике. Мысль о грозящих пытках и казни, страх за семью… приводило христиан, в особенности оглашаемых, к тяжелым мыслям, и чем ближе подходило время их крещения, тем ужаснее становилось их нервное состояние. В Постановлениях апостольских они названы “одержимыми от духов нечистых” (Правило 12-е), а Анкирский Собор определил их как обуреваемых (Правило 17-е)… Как могла помочь этим несчастным людям Церковь? Только молитвой!.. Среди христиан нашлись люди мужественные, не страшащиеся никаких мук, которые силой молитвы и убедительностью своих слов подкрепляли обуреваемых и тем облегчали их страдания. От греческого глагола “экзорцизо” – “заклинаю”, который евангелисты употребляли в повествованиях об изгнании бесов Господом, этих мужественных людей называли экзорцистами. Ассоциация между глаголом, которым евангелисты обозначали изгнание бесов, и ситуацией, какая создалась в Церкви во время гонения, охватившего все слои населения Империи, бесспорно существовала. Она, эта связь, вытекала из христианского богословия, согласно которому источником всего доброго является Бог, источника всякого зла является дьявол… В функции экзорцистов входило проведение бесед с обуреваемыми. После беседы экзорцист возлагал на них руки и читал молитву о них… С окончанием гонений постепенно исчез разряд обуреваемых. Поэтому Лаодикийский Собор ограничил деятельность экзорцистов: “Не произведенным от епископа не должно заклинати ни в церквах, ни в домах” (Правило 26-е), а Постановления апостольские запрещают вообще поставлять экзорцистов, мотивируя это тем, что “славный подвиг заклинания есть дело добровольного благорасположения и благодати Божией через Христа, нaитиeм Святого Духа, потому что получивший дарование исцелений показуется через откровение от Бога, и благодать, которая в нем, явна бывает всем”».

Из этого пространного размышления профессора Н.Д.Успенского очевидным образом видно, что экзорцизм был связан качественно совершенно с другой категорией людей – не с бесноватыми в прямом смысле, а с обуреваемыми. Природа недуга, постигшего обуреваемого, была совершенно отличной от беснования: обуреваемые находились в депрессивном состоянии – это вполне психическое заболевание, а не духовное, поэтому, в первую очередь, врачевалось оно душевными беседами, и только после этого читались молитвы – не в смысле чтения «специальных молитв» на изгнание бесов, а в том смысле, что всякое вообще действие для верующего христианина должно освящаться молитвой. Поэтому грубейшей ошибкой было бы смешивать практику экзорцизма Древней Церкви с современной практикой изгнания бесов, что вeдомо или невeдомо, сознательно или несознательно, делают те, кто для защиты последней ссылается на древние ее якобы корни.

Профанация церковных Таинств

Сама практика современного экзорцизма часто профанирует и унижает Таинства Церкви, к числу которых в первую очередь нужно отнести Таинства Причастия, Покаяния и Соборования. Люди практически забывают об этих Таинствах Церкви. Сколько раз мы сталкиваемся с мнением, когда человеку главное, чтобы его «отчитали молитвами» (да не один, а 10 – 100 раз). А когда скажешь человеку: покайтесь, смиритесь – это ваш крест, причаститесь и терпите – мучеником будете, – тебе ответят: нет, мне это не поможет, нужно что-то поконкретнее...

Никто не сомневается в том, что современный мир весьма сильно одержим духами злобы. Достаточно познакомиться со СМИ, чтобы это понять. Люди в современном секулярном обществе становятся все более и более открытыми для демонического влияния. И в связи с этим, следуя логике проповедников экзорцизма, мы приходим к следующему заключению: если человек, движимый падшим духом мира сего, согрешил, но при этом явно не беснуется, значит для исцеления его достаточно Таинств (Покаяния, Причастия, Елеопомазания); но если человек настолько согрешил, что он стал явно бесноватым, здесь ему Таинств не будет достаточно (слабовато будет!) – нужна дополнительная «отчитка»... Извините, но это, мягко говоря, граничит с элементарным кощунством: здесь очевидным образом унижаются Таинства Церкви, через которые Господь подает Свою благодать, врачующую души и тела людей.

Пропаганда прелести

Профессор Московской Духовной Академии А.И.Осипов отмечает: «Необходимо обратить внимание и на следующее. Господь запрещал бесам говорить через одержимых людей, и святые отцы категорически запрещали слушать их. В настоящее же время, когда для “отчитывания” собирается множество людей, бесы получают большие возможности “проповедовать” и заражать их духом лукавства, гордыни, плотских страстей и т.п. Их “проповедь” широко распространяется с помощью телесъемок, газет, журналов, в которых пространно цитируются лжесвидетельства этих духов. При этом нередко бесы изображают страх перед отчитывающими “старцами”, публично называют их святыми, сильными, Божьими слугами, чем вводят в откровенный обман (прелесть) и самих “старцев”, и простодушных верующих».

Бесы всячески стремятся ввергнуть человека в ложь, с целью погубить его. На языке православной аскетики это называется «прелестью» (от славянского слова «лесть» – «ложь»; приставка пре- говорит о превосходной степени лжи). Это слово имеет синоним – самообольщение. Прелесть – очень глубокая духовная болезнь. Человек, находящийся в прелести, не способен к искреннему покаянию, он, как правило, уверен в своей исключительности и избранности. Корень прелести – гордыня, которая очень ловко может принимать любые формы – даже видимость смирения и кротости.

Так вот, демоны, чтобы ввергнуть человека в прелесть (в самообольщение, что он имеет те или иные духовные дарования), часто прибегают к обыкновенному актерству: устраивают спектакль, в котором «бегут» как от огня от действия «специальных молитв» экзорциста, вопят и кричат, и т.д. Вот как об этом говорит преподобный Иоанн Кассиан Римлянин: «Подчас бесы творят чудеса, чтобы вознести в надменность человека, который верит, что обладает чудесным даром, чтобы подготовить его к еще более чудесному падению. Они делают вид, что они горят и бегут из тел тех, где они пребывали, благодаря якобы святости людей, про нечистоту которых они знают».

Всегда ли полезно исцеление?

В Первом Послании к Коринфянам святого апостола Павла есть повествование о некотором члене Коринфской Церкви, впавшем в очень тяжкий грех, и о котором было сказано: «Предать сатане во измождение плоти, чтобы дух был спасен» (1Кор. 5:5). Прокомментирую это место Священного Писания на конкретном современном примере. Прихожанка одного из Вильнюсских православных храмов, только воцерковившись, стала весьма активно внедрять в свою неправославную семью традиции Церкви. Формы, к которым она прибегала в этом отношении, были насильственного характера, методы – экстремистские. Все, что ей казалось нецерковным, объявлялось греховным. В конечном итоге, эта женщина превратилась в невыносимую для близких религиозную фанатичку. Она стала помышлять о своей исключительности. И вот, в день одного из великих церковных праздников, близкий к этой женщине человек срочно пригласил меня к ним домой. Когда я приехал, то увидел следующее: эта женщина лежала на полу с растрепанными волосами в одной ночной рубашке и изрыгала нечеловеческим голосом различные богохульства. Она узнала меня, назвала по имени. Т.е., нельзя было сказать, что она была невменяема… Я не буду описывать всех жутких подробностей, свидетелем которых я был, но забегу сразу вперед: позже эта женщина, с которой все это случилось, стала приходить в храм, мы с ней тесно общались, и меня удивило то, что она осознала, что припадок беснования, постигший ее, был плодом высокого мнения о ее якобы духовной высоте. Она стала проводить достаточно скромный и тихий образ жизни рядовой христианки, не мня о себе высоко и не терроризируя близких, что без сомнения явилось плодом смирения, которое родилось, как бы это не казалось странным, из припадка беснования, испытанного ей не без воли и попущения Бога.

Замечу, что никто не читал над этой женщиной «специальных молитв» – она регулярно исповедовалась и причащалась Святых Христовых Таин. Этот случай красноречиво показывает, что не всякое беснование есть обязательно пагубное явление для человека. Не следует решать за Бога, кому чт? полезно и чт? неполезно.

Язычество в христианстве

В настоящее время можно констатировать тот печальный факт, что многие приходят в храмы не столько за врачеванием своих душ, сколько для поправки своего физического здоровья. Само по себе последнее не является чем-то предосудительным – беда в том, что люди именно в этом и видят суть спасительной миссии Христианства. О душе нередко здесь даже и речи нет. В подобной среде с успехом распространяется весьма сомнительная с точки зрения христианского богословия литература, в которой говорится о молитвах «от чего-то». Вот, например, цитата из листовки, попавшей ко мне из рук одной постоянной прихожанки нашего Свято-Духова собора, повествующей о Пелагии Рязанской, в уста которой вкладывается следующее «глубочайшее» откровение: «Пелагия говорила, что надо молиться от всего страшного – мученику Вонифатию, от болезней головы – Пророку и Предтече Иоанну, от геморроя – мученице Анисии, чтобы жить в достатке – иконе “Спорительнице хлебов”…» («Откровение» о том, что сказано молиться иконе, а не Богородице, не нуждается в комментариях), и т.п. Подобное примитивное мышление, являющееся вопиющим язычеством, действительно не последнее место занимает в религиозном сознании достаточно немалого числа верующих людей, посещающих храмы. Люди забывают, что болезни тела, как, впрочем, и прочие земные скорби – последствия греха. Поэтому в первую очередь врачевать нужно душу от греха, а если полезно для спасения души, то и тело.

Бог для многих поверхностно религиозно настроенных людей является не смыслом и целью их жизни, но становится в их сознании лишь гарантом их земного счастья, которое нередко понимается в узкой форме физического здоровья и благополучия. Отсюда от Спасителя ждут не спасения от греха и вечной отчужденности от Бога, а спасения от голода, холода и прочих земных неурядиц и проблем. Это знaмение потребительского общества. В наш век сплошной «магдональдизации» все должно быть достигаемо по принципу «два прихлопа – три притопа»: хочешь похудеть – пожалуйста, прими пилюлю, исполни пару упражнений, и все; хочешь знать иностранный язык – купи ряд аудиозаписей со спец-гипнозом, и все; хочешь спастись и попасть в рай – прочти две брошюры «Пробудись», и рай у тебя в кармане; хочешь избавиться от демонов – пройди пару процедур «отчитки», и бес оставит тебя, и т. д… Ни слова о покаянии, ни даже мысли об изменении образа жизни в духовно-нравственном отношении. Главное, исполнить ту или иную форму, смотря по надобности, и «благо» непременно тебя посетит. Это и есть магизм (магическое сознание), о котором велась речь в начале.

То, что мир падших духов реально существует, несомненная истина. Еще на заре Христианства апостол Павел писал: «Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских, потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Еф. 6:11–12). И борьба с этим миром тьмы очень трудная. Но осуществляется она тем способом, о котором говорит Господь: «Сей же род изгоняется только молитвою и постом» (Мф. 17:21). Пост – в смысле непрестанного духовно-нравственного подвига, при котором христианин силой Божией убивает в себе все то, что не есть любовь. Молитва – непрестанное стояние пред Богом, всей своей жизнью. Не о сеансе «специальных молитв» говорит Господь, а об искреннем, сопряженном с покаянным чувством, с осознанием своего глубокого духовно-нравственного несовершенства, обращении верующего сердца к Врачу всякой греховной скверны и Подателю жизни вечной – Богу.

«…нужно отчитывать отчитывающих…»

Пренебрежение Таинствами Церкви, подмена их «отчиткой» (чтением «специальных молитв»), путешествиями по Святым местам вместо паломничества, кликушеством, обвешиванием себя и близких охраняющими святынями, низвергнутыми до уровня амулетов, и т.п. – один из видов современного беснования, которым поражена не только часть простого верующего народа, но и часть духовенства. Поистине, прав Святейший Патриарх Алексий II, который, отвечая на вопрос, что он думает об «отчитках», сказал: «По моему мнению, нужно отчитывать отчитывающих».

Чем отличается поведение отчитываемых от поведения людей, посещающих сеансы так называемых «народных целителей»? И там, и там бедный народ, находясь в жутком зверином состоянии, воет, лает, визжит, катается по полу, бьется о стены, трясется и изрыгает пену. И все это снимается на камеру, а затем тысячи зрителей наблюдают за этим зрелищем. Чем не очередной боевик или триллер?

Единственное, с чем действительно хочется согласиться в статье В.Козловой, так это с упоминанием мнения о. Эдмундтаса о том, что «простейший способ защититься от зла – придерживаться десяти Божьих заповедей». Вот на этом и надо было бы остановиться поподробнее. Но кому это интересно, кто об этом будет читать в популярном журнале для масс?

Священник Владимир Собченко
(Статья печатается в сокращении.
С полным текстом можно ознакомиться на сайте www.orthodoxy.lt)