Logo

В редакцию «Встречи» поступило письмо протоиерея Василия Новинского с откликом на опубликованную в четвертом номере газеты за 2011 год статью Александра Сегеня «Псковская Православная миссия в годы Великой отечественной войны». Редакция сердечно благодарит отца Василия за отклик и приглашает читателей внимательно ознакомиться с ним.

В четвертом номере «Встречи» под рубрикой «Христианство и время» помещена публикация: «Псковская Православная миссия в годы Великой отечественной войны».

Если подходить к названной публикации как к художественному произведению, то нужно принять ее как данность: художник имеет право писать то, что он видит своим художественным зрением. Но если воспринимать ее как исследование, как историческую, фактологическую информацию, то с некоторыми мыслями и выводами, содержащимися в этой публикации, трудно согласиться. Тем более что заявляются они, как несомненная истина. Возьмем хотя бы такое заявление, что «создана была Псковская Православная миссия одновременно стараниями главного идеолога нацизма Альфреда Розенберга с одной стороны и советской разведкой с другой. Пользуясь тем, что за время Советской власти на Псковской земле не осталось ни одного действующего прихода, Гитлер и Розенберг разработали план восстановления здесь православной жизни». В этом пассаже – целый ряд несоответствий. Начнем с наименьшей, но характерной, неточности. Автор говорит, что за время Советской власти «на Псковской земле не осталось ни одного действующего прихода». На самом же деле, к началу войны в Псковской епархии все еще оставалось 8 действующих церквей. (см. архив С.-Петербургской епархии, ф.1,оп.4,п. 11,д.4). Однако автор для большего эффекта утверждает, что не осталось ничего. С таким же эффектом автор пишет, что Псковская Православная миссия была создана стараниями главного идеолога нацизма А.Розенберга и советской разведки. Не знаю как относительно советской разведки, хотя сильно сомневаюсь, что у нее в первые дни войны (Ригу немцы заняли уже через восемь дней - 1 июля) было время для создания долгосрочных планов. Тем более, что на продолжительную войну тогда никто и не рассчитывал. Личные воспоминания П.Судоплатова, конечно, ценная вещь, но кто и как может проверить их соответствие действительности? Что касается участия А. Гитлера и А.Розенберга в разработке плана восстановления православной жизни на Псковской земле, то это более чем сомнительно. И тот, и другой были ярыми противниками такого восстановления, даже в корыстных целях, «чтобы народ,- как пишет автор, - …не роптал против захватчиков, а, напротив, восхвалял гитлеровскую власть».

Гитлер по своим религиозным убеждениям был неоязычником. «Или ты христианин, или язычник. Совмещать одно с другим невозможно», - говорил он в кругу своих сподвижников (см. Г. Раушинг. «Говорит Гитлер. Зверь из бездны»). Его указания относительно церковной политики на оккупированных территориях сводились к следующему: «Мы должны избегать, чтобы одна церковь удовлетворяла религиозные нужды больших районов, и каждая деревня должна быть превращена в независимую секту… Коротко говоря, наша политика на широких просторах должна заключаться в поощрении любой и каждой формы разъединения и раскола» (см. Л.Регельсон. «Трагедия Русской Церкви 1917-1945»). Не удивительно потому, что в оперативном приказе органам полиции безопасности (за №13 от 15 октября 1941 г.) уже прямо указывалось: «По распоряжению фюрера, оживление религиозной жизни в занятых русских областях необходимо предотвращать». Что же касается А. Розенберга, то он был «воинствующим атеистом, ненавидящим христианство… Он презирал все русское и славянское до такой степени, что Православие считал всего лишь «красочным этнографическим ритуалом» (см. Д.Поспеловский, «Русская Православная Церковь в XX веке»). Будучи уже главой Министерства занятых восточных территорий, он говорил: «…Теперь наша политическая задача состоит в том, чтобы там, где существовала русская церковь, образовать другие церковные формы. В любом случае, мы будем препятствовать, чтобы великорусская православная церковь господствовала над всеми народностями…» (Цит. по М. Шкаровский, «Нацистская Германия и Православная Церковь»). Подобная точка зрения была отражена и в приказе шефа Главного управления имперской безопасности от 16 августа 1941 года. «О поощрении Православной Церкви… не может быть и речи», - говорилось в нем. Так что говорить о появлении в недрах этих организаций плана восстановления православной жизни на Псковщине можно лишь по недоразумению или, опять же, для большего эффекта. Но «эффект» этот, к сожалению, имеет негативный оттенок: он бросает тень на великое дело религиозного возрождения в Северо-Западных областях России и Прибалтики.

Надо сказать, что попытки бросить тень на плетень предпринимались и ранее. В 1973 г. советский историк Я. Веверс выпустил книгу под названием: «Православная духовная миссия – агентура фашистской разведки». Инструктор ЦК КПСС Э. Лисавцев, курировавший религиозные вопросы в 1965-1980 г.г., и упоминаемый в публикации П. Судоплатов, а также примкнувший к ним А. Сегень, наоборот, говорят, что это дело рук советской разведки. Но на Веверса, Лисавцева и Судоплатова современные исследователи смотрят как на заидеологированных писателей и к их выводам относятся с осторожностью. Мне кажется, что и к отмеченным нами заявлениям, содержащимся в публикации А.Сегеня, который, по сути дела, объединил эти полярные точки зрения в одну, следует относиться не менее осторожно, в лучшем случае – воспринимать их, как его личное мнение, на которое он, конечно, имеет право, но не как несомненную истину.

PS. Если у Редакции газеты и читателей имеется желание услышать иную точку зрения на историю возникновения и деятельности Псковской Православной миссии, я готов таковую изложить. Если читатель сам хочет во всем разобраться, могу порекомендовать такие работы как: К.П. Обозный, История Псковской Православной миссии 1941-1944 гг.; Б.Гусев, Почему звонили колокола?; М. Шкаровский, Крест и свастика; М. Шкаровский, Церковь зовет к защите Родины; В.Новинский, Очерк истории Православия в Литве; Воинство и Русская Православная Церковь. Русская Православная Церковь в Литве 1941-1945.

С уважением - прот. В. Новинский

2016 © Православное Братство Литвы