Литургия верных (часть 2)

После Великого входа, на котором мы остановились в прошлый раз, звучит ектенья. Это когда диакон, а за неимением оного священник, читает прошения, а хор поет на каждое «Господи, помилуй» или «Подай, Господи». Эта ектенья начинается прошением «О предложéнных (ударение на второе «е») честных Дарех Господу помолимся».

Предложéнные – это те, что положены перед, а не от слова «предлагать, угощать». Ведь их только что перенесли с жертвенника на Престол, и священник стоит перед ними. Заканчивается ектенья словами «Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы», т. е. чтобы исповедать в единомыслии, единодушно и открыто свою веру.

После этого все присутствующие в храме поют Символ веры («Верую»). Он достоин особого разговора, но формат светской газеты не дает нам такой возможности (ни в коем случае не виню в этом любимый «ЛК»). Скажу только, что текст Символа вырабатывался в течение продолжительного времени. Начал он оформляться на Первом Вселенском соборе в 325 г., а окончательно был изложен в современном виде на Втором в 381 г. В нем в краткой форме даны основные догматы нашей веры, и знает его наизусть каждый практикующий православный.

Во время пения «Верую» открывается катапетасма (занавес на царских вратах), и священник поднимает и опускает над Святыми дарами воздух (большой покровец). Открытие завесы символизирует открытие гроба, а колебание воздуха – землетрясение, которое в это время происходило (Мф., 28,2).

После этого начинается самое главное. Во время чтения священником евхаристической молитвы происходит преложение (церковнослав. – изменение, превращение) хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы. Сама молитва (анафора) сложна по композиции и по содержанию. Тут и диалог с хором, и священнические возгласы, и манипуляции (простите за чересчур современное слово) со священными предметами, и непосредственно сама молитва, которую прихожане не слышат. В богослужении такие молитвы называются тайными, их читают либо тихо, либо про себя. Правда, некоторые священники читают ее громко, считая, что тайной она называется от слова «таинство».

Кульминацией анафоры являются слова: «И сотвори убо хлеб сей, честное Тело Христа Твоего. Аминь. А еже в Чаши сей, Честную Кровь Христа Твоего. Аминь. Преложив Духом Твоим Святым. Аминь. Аминь. Аминь.» (И сделай же этот хлеб честным Телом Христа Твоего. Аминь. А то, что в этой чаше, честной Кровью Христа Твоего. Аминь. Изменив Духом Твоим Святым. Аминь. Аминь. Аминь).

В это момент и происходит преложение, о котором просит священник Бога-Отца.

После евхаристической молитвы народ поет «Отче наш». Эта самая известная каждому независимо от конфессии христианину молитва еще называется молитвой Господней, потому что дал ее сам Христос (Лк. 11, 9-13). Вслед за «Отче наш» поется похвала Богородице «Достойно есть». После чего происходит Возношение Агнца. При задернутой катапетасме священник поднимает над дискосом Агнец, часть большой просфоры, приготовленной во время проскомидии и уже ставшей Телом Христовым. Это действие олицетворяет Воскрешение Господа и явление Его апостолам. Напомню, что литургия – это еще и образное воспоминание земной жизни Иисуса. Далее следует причащение священника.

Пока он причащается, хор поет так называемые запричастные. Это еще одно любимое место для эстетов от музыки, о которых я рассказывал вам в прошлый раз. Им утомительно было находиться в церкви, тем паче после услышанной херуимской. Они выходили во двор, чтобы подышать свежим воздухом, обсудить прослушанный музыкальный номер (иначе церковную музыку меломаны и не воспринимали). И возвращались в храм к началу запричастного концерта. Пусть вас это слово не пугает. Концерт – это не только представление, но и музыкальный жанр. Вот именно такие религиозные концерты писали многие композиторы специально для этого момента службы.

Делалось это не для развлечения слегка уставшей публики. Во время запричастного священники причащаются в алтаре. А это не просто наскоро откусить кусочек просфоры и запить глотком вина. Причащение сопровождается довольно сложным ритуалом, на который требуется время.

Правда, запричастные концерты поются не во всех храмах. Там, где хор маленький и не очень профессиональный (пара-тройка старушек в деревенской церкви), обычно читают вместо этого молитвы ко Святому Причащению. А в одном храме, где хор состоял только из регента (дирижера), чтец читал жития святых. Очень мне эта традиция понравилась. И прихожане были довольны – не только помолились, но и узнали что-то новое. Да и священнику на проповеди не надо было пересказывать житие празднуемого святого.

До конца литургии осталось совсем немного, но отведенного места не осталось совсем. Так что закончим в следующем номере.

„Литовский курьер“ №24 (799)