Рождество Иоанна Предтечи

Своему приятелю-иностранцу я рассказал недавно, что у нас неделю назад был государственный праздник. Называется Йонинес. Народ всю ночь резвился, плел венки, скакал через костры, рыскал по лесным массивам в поисках зацветшего папоротника. Ну, само собой, дискотеки для молодежи, концерты и прочая веселуха с обильными возлияниями и всем тем, что после этого следует. Особенно резвились и были счастливы все Йонасы, Яны и Янины, так как у всех у них были именины.

Дружок мой в продолжение моего рассказа удивленно хлопал глазами, издавал звуки, выражающие крайнюю степень удивления и недоумения. А когда я закончил все повествование, крепко задумался и задал мне два вопроса. Первый: «А разве Литва не христианская страна»? Очень даже, отвечаю, христианская. Пройдись по нашему Старому городу – сколько там храмов! А прокатись по глубинке. Если в деревне нет костела, то на въезде обязательно деревянный поклонный крест стоит. Да и праздник, о котором я рассказывал, посвящен Рождеству Иоанна Крестителя, величайшего христианского святого.

«Что-то уж больно ваш христианский праздник смахивает на языческие игрища со скаканием через костры да поиском цветка папоротника. У вас там что, ботанику в школе не проходят? Ведь папоротник не цветет».

Второй вопрос моего приятеля был не менее въедливым: «Почему это у всех в один день именины? У вас что, кроме Иоанна Крестителя больше ни одного святого с этим именем не почитают»? «Нет, – говорю, – почитают. Университетский костел даже носит имя святых Иоаннов, Šventų Jonų bažnyčia по-литовски называется. В честь Крестителя Иоанна и Иоанна Богослова, автора Евангелия и Апокалипсиса». «А почему тогда всех ваших Йонасов именно в честь Предтечи крестили»?

Ну что я мог ответить на эти вопросы? Что Литва позже всех других европейских народов приняла крещение? Но ведь за шестьсот с лишним лет можно было бы окончательно христианизироваться. Или мотивировать тем, что были жестокие гонения на Церковь в Литве в годы советской власти? Да по сравнению с тем, что творилось тогда в России, тут были почти тишь да гладь. Словом, крыть мне было нечем.

Йонинес уже прошел, цветка папоротника так и не обнаружили, но уже нашли всех, кто искал этот цветок и заблудился в лесопарковой зоне. И это радует. А еще больше радует то, что приближается аналогичный праздник у нас. В эту среду, 7 июля (24 июня по ст. ст.) – Рождество Иоанна Крестителя. Не все Предтечевы тезки собираются праздновать именины. Потому что в нашем календаре Иоаннов очень много, и для каждого новорожденного Ивана очень легко найти святого покровителя, память которого отмечается вскоре после дня рождения. Вот навскидку несколько Иоаннов: уже названный Богослов, Златоуст, Дамаскин, Кронштадтский, латышский священномученик Иоанн Поммер.

Родился Креститель, согласно Евангелию, за полгода до Христа. Захария и Елисавета были пожилой бездетной парой. Однажды Захарии, он был священником, у алтаря явился архангел Гавриил и предсказал рождение сына, сказав «многие о рождении его возрадуются, ибо он будет велик пред Господом; не будет пить вина и сикера, и Духа Святаго исполнится еще от чрева матери своей» (Лк.1:13-17). Будущий отец выразил свое недоверие. И был наказан немотой.

Елисавета была родственницей Девы Марии. Почувствовав, что она не одна, пять месяцев скрывалась от людей. Понятно – возраст был уже преклонный. На шестом месяце к ней пришла Мария вскоре после Благовещения. И как только Она произнесла слова приветствия, во чреве Елисаветы радостно взыграл младенец. То есть Иоанн стал пророком Господа еще до своего рождения.

На восьмой день после того, как будущий Креститель появился на свет, по иудейскому обычаю совершили обрезание и нужно было дать дитяти имя. И тут возникла заминка. Родственники хотели назвать малыша каким-нибудь традиционным для их семьи именем. Елисавета решила, что сын будет зваться Иоанном (евр. – Бог смилостивился) – так велел архангел. Обратились к Захарии за письменным подтверждением (он еще был нем). Отец «потребовал дощечку и написал: Иоанн имя ему. И все удивились. И тотчас разрешились уста его и язык его, и он стал говорить, благословляя Бога. И был страх на всех живущих вокруг них; и рассказывали обо всем этом по всей нагорной стране Иудейской. Все слышавшие положили это на сердце своем и говорили: что будет младенец сей? И рука Господня была с ним» (Лк.1:63-66).

„Литовский курьер“ №26 (801)