Форум Православного Братства Литвы – Просмотр темы – ЗАПИСКИ ПРИХОЖАНИНА-Православное Братство Литвы

Публикуйте свои творения здесь

Модератор: moderator

странник » Пт апр 13, 2007 05:34

Вот и еще один Виленский храм под своими древними сводами все чаще и чаще стал принимить наши молитвы. Отреставрированный он красуется на самой любимой горожанами улице старого города, возле площади “Лоточек“ облюбованной местными художниками. Помню в не столь отдаленые времена когда в этом Божьем доме распологалась ”галерея малых художественных форм “, заглянул в приоткрытую дверь, долгое время вообще закрытой и пустовавшей церкви, то увидел какие-то кривые тонкие сосуды – вазы и как хорошо что тот кошмар наконец закончился. Здание церкви небольшое, расчитаное на несколько десятков молящихся, но внутри очень все уютно благолепно. B один из февральских вечеров нас пригласили сюда на гражданскую панихиду по Александру Сергеевичу Пушкину и Михаилу Ивановичу Глинке, и здесь вместе собрались их почитатели из разных приходов разных городов Литвы, что б почтить память и помолится об упокоении в Царстве Небесном Поэта и Композитора. Гражданскую панихиду отслужил священник Свято-Духова монастыря Владимир Селявко и среди нескольких десятков людей пришедших почтить память великих россиян, узнаю хрупкую женщину из Висагинаса которую можно и не знать в лицо, но молить что б Лики, писанные ее руками на иконах узнали нас. Церковь в этот вечер своим присуствием почтил и посол Российской Федерации передавший на алтарь большой букет красных роз. Начало службы дипломат начал среди простых граждан, но потом ослепленные светом софита молящиеся разделились, и под объектив видеокамеры, направляемой указаниями тележурналиста Литовского Национального телевидения попали только невесть откуда взявшиеся, напористые и крепкого телосложения богомольцы, возжелавшие быть увековечеными рядом с „Его Превосходительсвом“, как обратился к господину послу молодой батюшка. Правда со стороны бросалось в глаза, что образовавшимуся отдельному стану молящихся в тот вечер, невдомек было увидеть, что за их широкими спинами рядом стоят люди с зажеными свечами, как и положено по православному обряду на панихиде, и в скромную тарелочку с надписью “На общую свечу” ложат из своих трудовых доходов. Гражданская панихиада закончилась неожиданной здравницей в честь высокого гостя, кто попроще подошли приложится к храмовой иконе и поставили на подсвечник не успевшие догореть свечи. Всех еще ждал концерт по этому поводу в городской ратуше, но мне в этот вечер не захотелось потерять благодать от этой коротенькой , но такой важной для каждого поэта поминальной службы…

Февраль-апрель 2007


странник Житель форума   Сообщений: 371 Зарегистрирован: Чт фев 15, 2007 04:59 Откуда: Вильнюс,

странник » Вт июн 26, 2007 11:06

Вчера вечером, в Вильнюсском Пречистенском Кафедральном соборе священник Дионисий, Соборовал последних мирян разных приходов нашего города, которые по каким либо причинам не успели принять это Таинство в Великий пост в своих церквях. Нас собралось шестьдесят прихожан разного возраста, правда всего только семеро мужчин, но трое из них -Владимиры. Моление началось в 17 часов в маленьком приделе во имя святителя Алексия Московского, который в бытность епископом Владимирским в 1348 году освятил этот собор, а потом стал духовником Дмитрия Донского. Соборующиеся расположились перед алтарем в три ряда полукругом, с заженными свечами, а священник совершая моление, чтения Евангелия и Апостола, затем обходил всех по очереди, каждому помазывая кисточкой обмокнутой в елей – лоб, веки на глазах, уши, щеки, уста, верхнюю часть груди, кисти на руках и ладони символизирующие ноги. Елеепомазав последнего в череде соборующихся, батюшка вновь совершал моление, чтения другой главы Евангелия и Апостола и потом опять обходил всех по очереди. Семикратно это совершалось над каждым из нас, и в это время всем остальным можно было присесть на рядом стоящую за каждым общую скамеечку, которые заботливо были расставленны в храме заранее. Ожидающие своей очереди, потихоньку но немного вразнобой напевали псалмы, взывая к Господу о помиловании нас. Мы все наверно знали, придя в этот вечер в церковь , что священник проводит над нами одно из семи Таинств Церкви, состоящее в помощи выздоровления от недугов и дарующее прощение забытых и не исповеданных грехов, это Таинство ведет свое начало от апостолов, которые, получив власть от Иисуса Христа, „многих больных мазали маслом и исцеляли“ (Мк. VI, 13). Через четыре часа после начала Елеосвящения, семижды помазав каждого , отец Дионисий раскрытое Евангелие по очереди возлажил на голову каждому из нас, просяя о прощении всех грехов соборуемого у Господа и Евангелие как исцеляющая рука Спасителя завершило это Таинство. Оставшийся елей, батюшка попросил молодую хозяйку свечноного ящика отлить каждому из нас в заранее приготовленные для этого небольшие баночки, чтобы мы могли частичу Благодати ниспосланной на нас в этот вечер, принести и близким, зажгя и дома огарочек свечи недогоревший в наших руках в храме . Спаси Бог.

29 марта 2007


странник Житель форума   Сообщений: 371 Зарегистрирован: Чт фев 15, 2007 04:59 Откуда: Вильнюс,

странник » Чт июл 05, 2007 10:21

„ДЕТСКАЯ ПАСХА

В этом году православная Пасха по календарю совпала с католической и поэтому второй ее день, понедельник, был и для нас православных верующих нашей страны, тоже празничным днем. На Всенощной, в Вокресную ночь накануне, батюшка Александр, настоятель церкви Рождества Богородицы в Тракай, пригласил всех на празднование „детской Пасхи“ , и хотя в нашей семье малышей пока нет, мне захотелось разделить радость Воскресшего Христа и с подрастающим поколением нашего прихода, да и восполнить пробел из далекого детства, когда „взвивались кострами синии ночи, мы пионеры дети рабочих…“. Правда надо отдать должное, приезжавшие бабушка Мария из Украины и тетка Прасковия из Сибири, меня в детстве в монастырскую церковь водили, да и с мамой приходили на службу в Духов, пока мама не стала главным бухгалтером завода по ремонту измерительной техники «всесоюзного подчинения».


странник Житель форума   Сообщений: 371 Зарегистрирован: Чт фев 15, 2007 04:59 Откуда: Вильнюс,

странник » Вт сен 25, 2007 00:33

За веру, царя и отечество… „Не вычеркнуть из русской истории тёмных страниц Настоящей смуты. Но не вычеркнуть и светлых – Белой борьбы“. Барон Врангель В ноябре 1920 года, после поражения Добровольческой армии в Гражданской войне, Россию навсегда вынуждены были покинуть и эвакуироваться в Константинополь около 140000 человек. На одном из кораблей, среди последних остатков сопротивлявшихся новой власти, находились и несколько пассажиров тесно связанные не только лидирующими ролями в Белом движении, но и малой родиной – Литвой. Это были – главный священник Черноморского флота Георгий Спасский и главнокомандующий Русской армией генерал-лейтенант барон фон Врангель и журналист Александр Петрович Дехтерев,впоследствии архиепископ Виленский и Литовский. …Глядя на ноги, шагом резким Шел Врангель в черной черкеске. Город бросили. На молу голо Лодка шестивесельная стоит у мола И над белым тленом, как от пули падающей, На оба колена упал главнокомандующий,… Владимир Маяковский. Петр Николаевич Врангель (1878-1928) родился в семье потомственных дворян Ингерманландской губернии в городке Ново-Александровск, как назывался тогда Зарасай, переименннованный так самим Николаем I. С золотой медалью закончив Петербургский Горный институт императрицы Екатерины II, и одним среди лучших Академию Генерального штаба, барон Врангель в 1912-м году уже командовал эскадроном конного полка, его Величества Государя Императора, основными заповедями которого были: «Гвардия на страже монархии. Армия вне политики. За веру, царя и отечество» – ставшими основой мировоззрения будущего последнего главнокомандующего русской армией.За личное мужество в боях Первой мировой войны, прокатившеся по нашему Неманскому краю, Петра Николаевича наградили орденом Св. Георгия IV степени и Георгиевским оружием. После Октябрьской революции в чине генерал-лейтенанта примкнув к Добровольческой армии, впоследствии он возглавил армию и остался ей верным до последних своих дней. …” После прощальной исповеди и причастия Святых Тайн генерал Врангель сказал духовнику протоиерею отцу Василию Виноградову:- Я готов служить в освобожденной России хотя бы простым солдатом. …Умирая Петр Николаевич произнес: – Я слышу Благовест… Боже, спаси армию…” -из книги В.Черкасова-Георгиевского «Генерал барон П.Н.Врангель – последний рыцарь Российской Империи». Младший сын генерала, Алексей Петрович в «Доверии воспоминаний» о похоронах отца вспоминал: „ Бывшие военнослужащие Русской армии съехались со всего света. Некоторые были в старых мундирах, другие – в форме, сшитой специально для этого случая…Поезд на Белградском вокзале встречали министр обороны Югославии генерал Хаджич и старшие офицеры Русской армии. Они вынесли гроб и положили его на лафет, установленный на привокзальной площади. Два самолета югославской армии, пилотируемые русскими летчиками, кружили над площадью и разбрасывали цветы. Процессия направилась по улицам Белграда к русской церкви. Впереди шел мальчик с крестом, за ним унтер-офицер с российским флагом…В похоронах приняли участие 363 различные делегации, возложено было более двухсот венков, среди них и букетик засохших цветов, тайком переправленный из России. Когда казаки опускали гроб в могилу, воздух дрожал от оружейного и артиллерийского салюта. Митрополит Киевский и Галицкий Антоний (Храповицкий) (1863-1936), Первоиерарх Русской Православной Церкви Заграницей сказал об этой церемонии: …“Похоронами, которые пышностью превзошли даже погребение Царственных особ, Господь увенчал его славный путь, воздав ему то, чего лишен он был в земной жизни. Его уделом были не триумфы, а тяжкий труд и разочарования, зато его похороны из проводов в последний путь превратились в победный марш . “ Прах последнего главнокомандующего Русской армией покоится в Белградской церкви Св.Троицы построенной русскими эмигрантами. После смерти Петра Николаевича его двухтомные «Записки», в сборнике «Белое дело», издал боевой соратник и товарищ, генерал-майор Генерального штаба Алексей Александрович фон Лампе (1885 -1967), который тоже родился в Литве в местечке Вержболово. Главный священник Императорского Черноморского флота отец Георгий Спасский (1877-1934) в «беженстве» стал одним из тех людей, которые помогли в тот период спастись очерствелым душам Вранглеровских солдат и офицеров, бескорыстно отдававая все свои силы на поддержку оторванных от родины и брошенных на произвол судьбы соотечественников. Появившись на свет в семье священника Гродненской епархии и еще будучи ребенком получа исцеление по молитвам своей матери, перед чудотворной Сурдетской иконой Богородицы, будущий иерей посвятил себя служению Богу и людям. Он окончил Гродненскую духовную семинарию и Московскую духовную академию, и после принятия сана, долгое время был законоучителем в учительской семинарии в Поневеже, в Виленском реальном, техническом -железнодорожном и химико-техническом училищах. Одновременно с этим о.Георгий опекал Никольский тюремный храм нашего города Вильны. Правящий архиереей Литовской епархии архиепископ Тихон (Белавин), будущий Всероссийский патриарх, очень хорошо знал отца Георгия и называл его «виленским златоустом», наградив наперсным крестом с мощами святых Виленских мучеников Антония, Иоанна и Евстафия. В книге игумена Ростислава Колупаева „Русские в Северной Африке“ этому священнику посвещена целая глава : …„В далеком Тунисе , в Бизерте … он развернул вновь всю силу самоотвержения своего духа, церковно организуя и религиозно поддерживая русских людей, брошенных в тяжкие условия пустыни. Поистине явил он образ доброго пастыря, когда в знойной Африке пешком, неся на себе церковную утварь, ходил из одного лагеря в другой, совершая божественные службы, принося радость духовного утешения веры тем, кто был уже на краю отчаяния… Батюшка, несомненно, был наделен поэтическим талантом. Акафист «Светлой Обители странников бездомных» , по всей вероятности был составлен отцом Георгием в Бизерте , и уже затем приобрел хождение в рукописных списках по всему русскому зарубежью… “ Бывший дворянин, модный в двадцатых годах пролетарский поэт Маяковский узнал из Парижских „Последних новостей“ что:“Шаляпин пожертвовал священнику Георгию Спасскому на русских безработных в Париже 5000 франков. 1000 отдана бывшему морскому агенту, капитану 1-го ранга Дмитриеву, 1000 роздана Спасским лицам, ему знакомым, по его усмотрению, и 3000 – владыке митрополиту Евлогию…“ этому факту посвятил четырехстишье: Вынув бумажник из-под хвостика фрака, добрейший Федор Иваныч Шаляпин на русских безработных пять тысяч франков бросил на дно поповской шляпы Ишь сердобольный, как заботится!… Русский митрополит в Париже Евлогий (Георгиевский)(1868-1946) в книге „Путь моей жизни“ вспоминал: „… главная заслуга о. Георгия Спасского, которую необходимо отметить, – его умение входить в индивидуальное общение с душами. Он являл пример настоящего пастырства… Отец Спасский становился другом, наставником тех, с кем духовно общался, посещал своих духовных детей и в каморках и в подвалах, назидал и утешал, одаривал кого крестиком, кого просфоркой, образком или молитвенником, помнил всех именинников и именинниц, все особо памятные в семьях дни… Он обо всех заботился и во все входил. Иногда ему случалось за день побывать в 25-30 домах. Себя он не жалел нисколько. Неудивительно, что он надорвался и сгорел в этом непосильном, ревностном труде“. О кончине протоиерея, русский архипастырь в воспоминанияx отметил: „Отец Георгий Спасский был, несомненно, выдающийся священник. Он скончался скоропостижно от разрыва сердца… во время чтения своей лекции «О догмате»; она была вводной в цикле лекций, в которых он предлагал дать анализ и критику религиозно-философских и богословских трудов наших современных мыслителей „. В 1947 году на праздник посвященный святому Георгию Победоносцу, на русском кладбище Sainte-Genevieve des Bois под Парижем, в церкви Успения Богородицы, прошла церемония открытия памятника, который освятил митрополит Владимир (Тихоницкий) . Парижская газета «Русская мысль», сообщила: „Отец Георгий похоронен в склепе нижней церкви. Надгробный памятник ему, очень изящный, исполнен Альбертом Бенуа – икона в триптихе изображает Божию Матерь Сурдетскую, исцелившую отца Георгия в младенчестве, по обеим сторонам апостол Иоанн Богослов и св. Георгий Победоносец…“ Недавно муниципалитет города Бизерты принял решение переименовать площадь на которой стоит храм Св.Александра Невского,в честь русской подданной в Тунисе Анастасии Ширинской (Anastasija Shirinskaya)(05.09.1912),долголетней хранительнице памяти о русской эскадре в эмиграции, ее моряках и священниках. Анастасия Александровна награжденна, патриахом Алексием II орденом «Святой равноапостольной княгини Ольги» за заботу о православных храмах и могилах русских моряков и за долголетнюю деятельность по сбережению русских морских традиций. Жизнь еще одного нашего выдающегося соотечественника родом из Вильны, белоэмигранта Александра Петровича Дехтерева (1889-1959) на фоне выше приведенных биографий, сложилась немного подругому. После революции проявив свои способности на ниве народного просвещения, Александр Дехтерев десять лет работал в отделе школьного воспитания русских детей Болгарии. В 1935 году бывший педагог,прозаик и журналист принял монашеский постриг в Чехословакии,а 1940 году иерей Алексий (Дехтерев)был определен настоятелем русского храма Св.Александра Невского в Египте города порта Александрии, впоследствии принадлежащим Русской Православной Церкви Московского Патриархата. По литературным свидетельствам работавшего в местной полиции Анатолия Маркова, напечатанным в эмигранской прессе тех лет, и приведенным в книге игумена Ростислава Колупаева, собиравшего материалы связанные с историей русского присутствия в государствах Северной Африки, приводится о том периоде: „Общественная жизнь едва теплится вокруг угасающего „Русского клуба“ в Каире и вокруг церкви в Александрии. В этом последнем городе небольшая русская колония вот уже почти 10 лет разделена на два враждебных лагеря. Причина этого в том, что в 1945 году при своем приезде в Египет Московский патриарх Алексий создал в Александрии советскую церковь. При помощи и содействии священника Алексея Дехтярева“.Сам же священник в статье „Мой путь на Родину“(1949 г.) вспоминал:…“Огромную роль в обвинении меня сыграла реакционная группа нашей русской колонии – все сплошь „карловчане“. Начальник ее полковник Скорятин – одновременно является чиновником Египетского Министерства внутренних дел и докладчиком по русским делам .“ По доносам соотечественников Египетская полиция арестовала священнослужителя родом из Литвы и почти год продержала в тюрьме, затем все-таки как принявшего советское подданнство, была вынужнена отпустить на родину. По непостижимому промыслу бывший штурман дальнего плавания, архимандрит Алексий (Дехтерев) возвращался домой на теплоходе „Вильнюс“, и впоследствии стал архиепископом Виленским и Литовским, возглавив Литовскую кафедру и послужив нашей церки до последних своих дней. После 87-летнего исхода Русской армии из России завершилось противостояние на белых и красных и две русские церкви идут по пути примирения, а прах русских адмиралов и генералов, философов и писателей постепенно возвращается на Родину. Не забудем и мы своих соотечественников.

август 2007


странник Житель форума   Сообщений: 371 Зарегистрирован: Чт фев 15, 2007 04:59 Откуда: Вильнюс,

странник » Пн ноя 12, 2007 14:03

Выстоянный крест. Накануне родительской субботы , в пятницу , мы с супругой Валентиной с утра поехали в Свято-Духов монастырь заказать обедню .Служба в этот день, при немногочисленном стечении народа, проходила в приделе Иоанна Богослова, а панихида после нее, в подземном храме во имя Святых Виленских мучеников. Правда для непосвященных иногородних надо оговорится, что теперь из этой пещерной церкви, мощи святотерпцев вынесли наверх в Свято Духовскую, для всеобщего обозрения и удобства увеличивающегося с каждым годом потока западных туристов. Побыли мы простые прихожане в недоумении некоторое время, ведь почитать Святых мы могли и под землей, даже при советском богоборческом режиме , но на все воля Господня. И на то оно и церковноначалие, чтоб решать как для нас лучше, а может и вере нашей в укрепление , ведь встать на колени перед святынями в полутьме подземельной церкви это одно, а под объективами водеокамер и бликами вспышек фотоапаратов бесцеремонных иностранцев, это другое. Для нашей же пользы, с обретением государственной независимости нашей страной, вводитья и в практику правящим архиреем Литургии на государственном литовском языке и посылаеться на прием к президенту православный священник, облаченный уже не в поповскую длиннополую рясу, а элегантный католический сюртук с белым квадратиком на рубашке, только мы не понимаем пока этого. Это у раскольников старообрядцев и „миром Господу помолимся“ и миром насущное решим, правда может потому-то в Вильнюсе и играют на солнце покрытые золотом купола только их храма, а наш же рядом стоящий, Святого Александра Невского, заколочен на посрамление нас бывших комсомольцев, доведших его до такого состояния и как укор всем нам, но это уже другая история… Низкие полукруглые своды уютной пещерной церкви, намоленые богомольцами с середины позапрошлого века, после освящения оных митрополитом Иосифом (Семашко),так много сделавшего для утверждения православия в крае, и в коих его и погребли, близкий иконостас алтаря с иконами в традиционной русской манере в нескольких шагах от нас, „а не так как там наверху“, расписанные диковенными цветами потолок и стены, и главное теплые воспоминания далекого детства, связанные с этим храмом, когда каждый приезд родственников из России сопровождался посещением этого „загадочного полутемного подземелья, где все что-то шепотом на коленях просят у Бога“, создают неповторимое молитвенное настроение. Молитвы молодого священника взывающего к Всевышнему о упокоении со Святыми наших близких, доходчивы и понятны на небольшом пространстве,а огонек заженой свечи в руке не позволяет мыслям рассеятся на житейское и чтоб подольше сохранить благодать по завершению богослужения, мы поставив на подсвечники недогоревшие свечки перед Святыми, которым только что помолились, выходя наверх стараемся не замечать вдруг буднично зашуршавших пакетов с продуктами на каноне, принесенных для монахов за поминовение. Дорога к старому городскому Евфросиньевскому кладбищу, названому так в честь церкви возведенной во имя святой Евфросинии Полоцкой старанием купца Тихона Фроловича Зайцева, идет все время на подъем.Через с пол часа неспешного хода входим через центральные ворота склонив головы перед крестами. Нам надо спустится по узким тропинкам между памятниками по левому склону холма на котором главная церковь. Елка выросшая за сорок лет у могилы Валиного отца, хороший орентир из любого места, вот и пришли, „здравствуй, фронтовик“ обращаюсь мысленно. Мы никогда с ним не виделись, потому что вернувшись с войны он дожил только до двадцатилетия Победы, а я тогда еше в школе «почтовые марки собирал» и даже не был знаком с его дочерью.На фронт Леонид Иванович, ушел добровольцем приписав себе год, на Курской дуге ему перебило обе ноги и врачи потом изготовляя протезы уменьшили ему рост на 20 сантиметров. У него трое взрослых внуков уже стали настоящими мужчинами,на заглядение высоченного роста под два метра каждый и косой саженью в плечах подстать ему в молодости. Посажены два куста желтых хризантем, зажены свечи в стеклянных горшечках и прочитана „молитва детей за усопших родителей“.Немного взгрустнув, с думами каждый о своем, мы с супругой переходим на правый склон холма, и только мелькнувший на секунду отблеск с обновленного креста на маковке отремонтированной недавно церкви, немного успокаивает душу. Низкий поклон отцу настоятелю протоиерею Владимиру Ринкевичу за ощутимую заботу о храмах и за перемены облика этого русского кладбища. На могилке маленькой Наташи, принесенные нами белые цветы ложатся уже не первыми, и свечи здесь уже горят. Прибрав опавшие листья, мы переходим на другой холм, приостановившись возле другой нашей церкви, Свято Тихоновской, помятуя о том, что возле нее ровно десять лет назад останавливался помолится сам Патриарх Алексий, при посещении нашего города. На следующем холме, нас ждет долгожданная отрадная перемена- отреставрированная Георгиевская часовенка, которая вся светилась желтым цветом в скупых лучах осеннего солнца, хотя строительные леса были еще не убраны. Возведенная на братской могиле русских солдат, вечная им память,погибших в 1863 году о чем рассказывают памятные плиты, с перечислением званий и фамилий, и почти век простоявшая в запустении. По тропинке рядом с этим маленьким некрополем мы проходим к могиле Ларисы и Юрия. Их молодая семья не успела отметить ни одного юбилея, в свой роковой день они спешили из отпуска домой и сестра уступила свое место какому-то подсевшуму попутчику, пересев на колени мужу и обняв его, через несколько минут автоавария «408 Москвича» унесла разом их молодые жизни. Они на себя приняли удар грузовика и больше в машине никто не постродал. Очень хочется верить что молодым родителям на Небесах, отрадно видеть своего возмужавшего взрослого сына, „поставленного на ноги бабушкой“. Она, патриарх нашего рода, отметившая недавно 85 летие, летом 1944 „въехала в освобожденный Вильнюс на танке“ и осталась в городе навсегда. В тонких чертах лица ее взрослеющей на глазах правнучки Анастасии я узнаю свою юную сестру Ларису.Позже, рядом мы похоронили маму Юры и его бабушку, Нину Яковлевну Топорнину,которая как-то нам рассказала, что в Тобольске юной девушкой покупала свежие газеты «представительному военному, лицо которого было знакомо», обратившемуся к ней из-за кованной ограды губернаторского дома этой просьбой. Об пустяшной услуге ее попросил бывший император Николай Второй, арестованный Временным правительством и вывезенный с семьей в столицу Сибири, о чем сразу ей подсказали столпившиеся зеваки. О том что царь прибыл в город, все горожане узнали по перезвону церковных колоколов, так духовенство встречало пароход на котором прибыла опальная венценосная семья. Все могилы наши близких на этом краю прибраны и утопают в цветах, вот и сегодня, моя крестная Мария Андреевна наверно как всегда первой невестила своих детей.Царство всем небесное. Валентина захотела навестить могилу матери школьной подруги, зная только из разговора где та недавно похоронена. Мы перешли к входу со стороны „Липовки“, знаменитой улице давшей название всему микрорайону, от той калитки легче орентироваться. В нескольких шагах от нее нельзя было не заметиь свеже поваленное старое дерево в три обхвата. Этот многотонный трухлявый гигант, ровестник кладбища,лежал вдоль забора, порасколов много памятников и надгробий, вывернув скамейки и свалив за собой соседние деревья. В поисках могилы, мы постарались подробней все осмотреть вокруг и поэтому в конце концов обратили внимание, что поваленных крестов не видно, именно крестов, многотонный ствол так лег, что могилы с крестами вокруг него остались непостижимо нетронутыми. И тем удивительнее, что повис этот гигант в метре над землей на маленьком железном крестике детской могилки, принявшем на себя удар верхним лучиком, вошедшим в ствол почти до попереченки,но оставшимся не раздавленным нависшим над ним исполином, конечно какими-то ветками дерево опиралось на землю и в другом месте, но но увиденная картина заставила призадуматься. О случившимся на кладбище поместил несколько фотографий и написал на двух русских вильнюсский сайтах: «Сходите посмотрите, убедитесь и поправте если мы ошиблись. Кресты, с обоих сторон лежащего исполина не тронуты.Ствол дерева нанизан на маленьком не сломленом кресте…». Пока никто не откликнулся, чудеса наверно случаются для тех кто в них верит…


странник Житель форума   Сообщений: 371 Зарегистрирован: Чт фев 15, 2007 04:59 Откуда: Вильнюс,

странник » Пт ноя 23, 2007 18:13

„КУПОЛОК ПАРАСКЕВЫ И АННУНКИ ШПИЛИ По узким и извилистым улочкам нашего старого Города, по его уютным площадям и паркам в разное время ходили поэты, очарованные его маленькими двориками, миниатюрными домиками, красивыми храмами и неприступными замками, посвещая затем Ему свои лучшие стихи: „Запеленала ночь мой город в снег./ У изголовья кинула сугробы./ Куст под окном, что беззащитно блек, / укрыла в белотканную утробу.“- из творчества Илана Эссе, стильной современной вильнюсской поэтессы. „Двести восемь дней ненужных до Великого поста/ сто дерюжных восемь вьюжных ненадежных сто а там/… Воскресеньем сыропустным подведет живот с утра/сладкой луковицей хрустнет купол Павла и Петра…“- кружит голову , наездами приезжающая из Парижа блистательная виленчанка Лена Элтанг. „Бокшто улица, там выгибала бедро свое женское, / в православный собор уводила , старинный Пречистенский/ чтоб до мозга костей ощутили мы камня эротику, /этот город лелеял и пестовал в каждом невротика“- томно грустит навсегда покинувшая его Израильская поэтесса Ревекка Левитант, создающая целый стихотворный цикл о любимых местах детства.“Красив Петра и Павла купол снежный/ И лес Антоколя, что дорог мне и мил…“ робко пробует поэтическое перо еще одна из прекрасных представительниц нашего города Елена Шеремет. Одним из первых поэтов, оставившим упоминание о городе на языке Александра Сергеевича Пушкина (1799-1837), был Федор Глинка(1786-1880), награжденный „в кампанию 1812 года шпагой за храбрость“: „Вот Вильна , польский град , французами кипит! / Двадцатиградусный мороз трещит!/ И русские сердца трещат от правой мести!“- Вписывается в историю будущий декабрист, правда до этого русские войска ненадолго оставили город и французкого императора без „исторической стражения“ у стен Вильны, но никто о том од не писал, ни в восторженной форме, ни грустной, но улицы тогда были избавлены от бомбардировок и разрушений. Польский поэт Адам Мицкевич (Adam Mickiewicz)(1798-1855) проведший здесь юность мог восторгался в связи с этим:-„Я был в тевтонских крепостях.В тревоге/ Глядят на них, бледнея, храбрецы./Но трокский или вильненский дворцы/ Еще величественней их.. „- прородчествуя в „Гражине“ о возведении из небытия Дворца правителей. Высланный в Россию, он несколько лет тесно общается с Александром Сергеевичем и плод их дружбы поэма „Бурдыс и его сыновья“ :“Справедлива весть эта: на три стороны света/ Три замышлены в Вильне похода/ Паз идет на поляков, а Ольгерд прусаков, / А на русских Кестут воевода“. Конец восемнадцатого века, знаком cтаршему поколению со школьной скамьи по творчеству Федора Тютчева(1803-1873): “ Над русской Вильной стародавной/ Родные теплятся кресты-/ И звоном меди православной / Все огласились высоты…“.Помнит это поколение и современника того века, русского поэта жившего в „Вильне стародавней“ Ивана Кодратьева(1849-1904) написавшего о Пречистенском: „Кого из русских не пленяет/ Великолепный этот храм?/Кому он дум не навевает, / Отрадой сердце не ласкает, /И не уносит к временам…“. Времена великого князя литовского Ягайло (1351-1434) описаны генерал-лейтенантом Александром Александровичем Навроцким (1839-1914) в исторической драме “ Крещение Литвы “ : „А как же мне / Твердил сегодня жрец, что с Вами/ Приехал в Вильну, что ваш Бог /Велит врагам прощать обиды… “ „На берегах реки широкой, /Что лентой синей улеглась, / Как обновленная гробница, / Лежит литовская столица…“- это уже из литературного наследия горожанина следующего века, Александра Жиркевича (1875-1927) из его „Картинок детства“. „У ног „стародавняя Вильна“, -/ Сеть улиц, строений и крыш, / И Вилия ропщет бессильно, /Смущая спокойную тишь.“- вторит ему восхищенный увиденным с башни на Замковой горе Валерий Брюсов (1873-1924), один из самых блистательных русских поэтов серебрянного века, а другой представитель этого века сатирик Саша Черный(1880-1932) некоторое время проживая в нашем городе разгадывает „Виленский ребус“-:“ О, Рахиль, царица Вильны!/ Мысль и логика бессильны, -/ Этот дикий ребус стильный / И Спинозе не понять./Советский поэт, драматург и переводчик Дмитрий Кедрин(1907-1945), столетний юбилей которого отмечался в этом году, „В утро над Вильной“, из исторической поэмы „Хрустальный улей“, добротными и несколько тяжелыми строчками запечетливает картинки утренней жизни просыпающихся наших горожан: “ Рынок вымели дворники, /месяц стоит на ущербе , /Нищей польскою девочкой бродит по Вильне весна /В бедном ситцевом платье/в сережках голубенькой вербы./ Брызнул солнечный луч, купол церкви позолотя, …“ Узнаем Романовскую, только на ней были покрытые золотом купола, в 1915 году после упорных боев с войсками Кайзеровской Германии на подступах к Вильне, русские войска покинули город без боя, тем самым сохранив от разрушения артобстрелами его достопримечательности. Через несколько лет победившие классового врага и строившие социализм соседи восхищались нашим городом: „Литва, Литва! На всем просторе, / Где раньше был российский трон, / Лишь ты одна даешь обжоре/ Припомнить рай былых времен…/ Лишь на тебя глядят умильно/Соседей зоркие глаза/ Из-за еды твоей – и в Вильно/ Ежеминутная гроза. „- Аркадий Бухов (1889-1937). Современным литературным исследователем межвоенной Вильны Павлом Лавринец, открыты читателю имена почти трех десятков молоизвестных поэтов разных национальностей, писавших на русском в нашем городе в тот период и сумевших в условиях вынужденой эмиграции объединится и издать поэтический альманах. Одной из них, поэтессе Лиле Клебановой в 1927 году удалось подметить, надвигающуся вторую катастрофу двадцатого века, передав предчуствие строками из стихотворения „Вильно“: “ Овеянный прошлым воинственных дней, / Сонный город застыл в ожиданье…/ По куполам помертвевших старинных церквей/ Луч, скользнув, улетел на скитанье.“ 22 июня 1941 году пострадала в основном от бомбежек Немецкой авиацией Немецкая улица, где компактно проживало еврейское население, Красная армия не оказала сопротивления и спешно покинула город, вслед за незадолго до этого начавшими эвакуироватся женами командного состава, бросив на произвол судьбы новых советских граждан: -„Здравствуй, красавец Вильно, Вильно, Все мы тебя любили сильно. Было нас много Милостью Бога, Только, увы и ах, Нас не отыщешь в гетто, в гетто, — Мы по соседству где-то, где-то, В тёмных дубравах, Солнечных травах И полевых цветах.“ „Вильнюсское гетто“ Александра Городницкого, академика Российской Академии естественных наук, как поэтический памятник нашим горожанам.
странник Житель форума   Сообщений: 371 Зарегистрирован: Чт фев 15, 2007 04:59 Откуда: Вильнюс,

странник » Пн май 26, 2008 03:36

Перед новой иконой В Свято-Духовом монастыре, недалеко от изголовья раки, где упокоенны Виленские святомученики Антоний, Иоанн и Евстафий, пострадавшие за православную веру в дохристиянской Литве, вот уже несколько лет с новой иконы «Собора новомучеников и исповедников Российских», взирают на нас Святые угодники Божии пострадавшие за веру от гонителей Христа в годы канувшие в Лету недавно. Многие подвижники веры и благочестия, необоснованно репрессированные в богоборческие годы и канонизированные Русской Православной Церковью на последних Архиерейских Соборах, узнаваемы клиром и прихожанами наших церквей, ведь когда-то в земной жизни эти Святые люди бывали в нашем городе, посещали святыни «стародавней Вильны» и молитвенно связаны с нами. На иконе работы иконописцев Православного Свято-Тихоновского Богословского института, на фоне воссозданного недавно храма Христа Спасителя, где теперь и проходят Архиерейских Соборы, вокруг возвышающегося Креста и Престола с раскрытым Евангелием на странице: «Не убойтеся от убивающих тело, души же не могущих убити…» (Мф. 10:28), полукругом расположились все канонизированные праведники последних времен, хотя размеры пространства изображения ограниченны и не позволяют написать невинно пострадавших поименно. Во главе левой группы иерархов мы узнаем Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Тихона, взошедшего на Патриарший Престол с Виленской кафедры, которую он окормлял в судьбоностный для России период с 1914 по 1917 год. Небольшой отрывок о земной жизни Святейшего в нашем городе, из книги Михаила Востышева «Крестный путь Святителя Тихона, Патриарха Московского и и всея России»:« 24 января 1914 года Владыка Тихон прибыл в Вильну, в Свято-Духов монастырь – центр религиозной жизни Литовской епархии. Созданная в ХVI веке, эта обитель в тяжелые годы борьбы православной веры с унией не угасила своего светильника и несмотря на вековые испытания, не утратила жизнеспособности. > В первые же месяцы Архиепископ Тихон объезжает города и села своей епархии и, как и раньше, повсюду посещает храмы, совершает богослужения, без устали, по нескольку часов кряду благословляет народ, раздает крестики, осматривает монастырские и крестьянские хозяйства, экзаменует в школе учеников, проповедует. Для любящего во всем простоту Архиепископа нелегко было поддерживать внешний престиж духовного главы господствующей в крае Церкви, где хорошо помнили польскую пышность и гонор. Но Владыка и не пытался менять своих привычек. Вот он едет из Вильны на свою архирейскую дачу, Тринополь, в простой коляске и в дорожной скуфейке, и встречные – русские, поляки, евреи – низко кланяются ему, уже не удивляясь непритязательности Владыки…»

В неспокойное для России время 1917 года, когда на Соборе Церкви был поднят вопрос о восстановлении патриаршества, закономерно и убедительно из глубины народа прозвучало требование простых крестьян: «У нас больше нет царя, нет отца, которого мы любили… мы Христьяне и хотим Патриарха!». Избранный Патриарх Тихон не обманул надежд Божьего люда пережив несколько покушений организованных ГПУ, неоднократно арестованый властями и даже приговореный к смертной казни , но «Пусть погибнет имя мое в истории, только бы Церкви была бы польза». Сохранилась записка в Политбюро наркома иностранных дел Г.В. Чичерина «о невынесении смертного приговора Тихону» и решение ЦК от 12 апреля 1923 года по этому вопросу, где «Поручить Секретариату ЦК вести дело Тихона со всею строгостью, соответствующей объему колоссальной вины.» Дмитрий Сафонов в статье «Почему не состоялся процесс над Патриархом Тихоном» www.pravoslavie.ru приводит эти документы. В сводке осведомителей органов ГПУ, № 6 за 20 апреля 1923 года сообщается:«В толпе замечается сильный подъем религиозного чувства, храмы переполнены как никогда. Тихона уже считают мучеником».

Первому среди равных, в сонме выдающихся епископов Русской Церкви периода гонений в XX веке, на иконе посвещено отдельное клеймо слева от средника, где Патриарх Тихон со стены Донского монастыря, во время содержаная его под арестом, благословляет духовенство и прихожан с маленькими детьми. 9 октября 1989 года, в день преставления Апостола Иоанна Богослова, произошло долгожданное прославление Святителя Тихона в сонме Святых. Семья последнего российского императора Николая II, в царственных одеждах стоит на среднике иконы ниже престола покрытого алым облачением. Государь посетил наш город в связи с боевыми действиями Первой мировой войны и оставил в личном дневнике: « 25–го сентября. Четверг.Утро было холодное, но солнечное. Встретил огромный обоз 11-й Сибирской стрелковой дивизии, шедший вперед к границе. В 11 ч. поехал в Вильну. По всему пути встречал воинские поезда. Приехал в Вильну в 3 часа; большая встреча на вокзале и по улицам стояли войска шпалерами — запасные батальоны, ополчения и к моей радости спешенные эскадроны 2-й гв. кав. див. и конных батарей. Заехал в собор и в военный госпиталь. Оттуда в здание жен. гимн., где был устроен лазарет Красного Креста. В обоих заведениях обошел всех раненых офицеров и нижних чинов. Заехал поклониться иконе Остробрамской Божьей Матери. На вокзале представилось Виленское военное училище. Уехал очень довольный виденным и приемом населением, вместо 6ч. — в 8½ час…» – из книги Олега Платонова «Терновый венец России». Во время одной из поездок на фронт уже в должности главнокомандующего армией, несмотря на опасность близко расположенных немецких солдат, Николай II спустился в окопы передовых солдат нашей пехоты, что послужило основанием для представления Думой Юго-Западного фронта его Величества к ордену Св. Георгия 4-й степени. О прифронтовой Вильне, принявшей тяжелое бремя войны, оставила воспоминания в письмах мужу императрийца Александра Федоровна, со старшими дочерьми Ольгой и Татьяной посетившая город: «Дорогой мой,…Вильну мы прибыли в 10 1/4 — на станции губернатор, представители военного ведомства, а также Красного Креста. Я увидела 2 санитарных поезда, а потому тут же обошла все вагоны, очень благоустроенные и предназначенные для нижних чинов — среди них несколько тяжелораненых, но все бодрые. Их привезли сюда прямо с поля сражения. Заглянула в питат. пункт и амбулаторию. — Оттуда в закрытых автомобилях (меня сейчас прервали — Митя Ден. только что пришел ко мне проститься) мы проехали в собор, где лежат мощи 3-х святых, потом к образу Пресвятой Девы (подъем едва не убил меня), — какой дивный лик у иконы, как жаль, что к ней нельзя приложиться! Царское Село. 23 ноября 1914 г. Воскресенье.» 17 июля исполняется 90 лет со дня мученической кончины царской семьи в подвале Епатьевского дома в Екатеренбурге. На отдельном клейме мы видим эту семью – малую Церковь сплоченную общей молитвой, которая проходит по ступеням подвала в вечность, и будет причисленна к лику Святых как безвинные страстотерпцы, безропотно принявшие страдальческую кончину. Царь снял по требованию революционных конвоиров погоны полковника русской императорской армии, белый Георгиевский крест с полевой гимнастерки палачи сорвали только после его казни… В нижнем ряду средника, по правую руку от царской семьи, приковывают взор две узнаваемые хрупкие женские фигуры в светлых монашеских одеяниях. Их страдальческой кончине тоже посвещено отдельное клеймо, на котором Великая княгиня Елисавета Федоровна и инокиня Варвара красногвардейкими штыками сталкниваются в шахту рудника под Алапаевском. На дне ее, в темноте, княгиня нашла в себе силы покалеченной перевязать раны умирающего Иоанна Константиновича Романова, о чем свидетельствуют показания следователей Белогвардейской армии обнаруживших место казни. А за пять лет до изображенных трагических событий, в мае 1913 года в Константино-Михайловской церкви нашего города, как повеструется в недавно изданной книге Германа Шлевиса «Православные святыни Вильнюса»: «Чин освящения храма-памятника совершил архиепископ Агафангел в сослужении епископа Елевферия, епископа Туровского и Минского Митрофана и епархиального духовенства. На торжества прибыла Великая княгиня Елизавета Федоровна Романова в сопровождении трех сестер основанной ею в Москве Марфо-Мариинской православной обители. Представителям династии Романовых довелось еще раз посетить Константино-Михайловскою церковь, но уже по печальному поводу.1 октября 1914 года архиепископ Виленский и Литовский Тихон (Беллавин) служил здесь панихиду по Великому князю Олегу Константиновичу. Корнет русской армии Олег Романов был смертельно ранен в боях с немцами под Ширвинтай и скончался в Виленском госпитале на Антоколе. На панихиду приехали из Петербурга отец Олега – Великий князь Константин Константинович Романов, его супруга и трое сыновей – братья погибшего…» Князь Олег Константинович погиб с оружием в руках защищая Россию, а его родные братья Великие князья Константин, Игорь и Иоанн Константиновичи, в одной шахте разделили печальную судьбу с преподобномученицами.На стыке 2004-2005 годов, горожане Вильнюса, Каунаса, Клайпеды и Висагинаса поклонились Елизавете и Варваре в их святых мощах, прибывших к нам из Святой Земли, в память об этом знаменательном событии, из церкви «Введения во храм Пресвятой Богородицы» города атомщиков, эти Святые жены молитвенно взирают на нас с иконы иконописца Ольги Кириченко. Соборность Церкви в сонме новомучеников и исповедников Российских, представлена разными людьми составляющими Ее единство и это подтверждается, присуствием множества простых мирян на иконе, и где-то среди группы «безымяных Святых жен», на жителей Вильнюса взирает мама и бабушка одной семьи наших прихожан, святая новомученица Наталия Скопинская. В прошлом году в газете «Встреча» издаваемой Православным Братством Литвы, журналист Ирина Арефьева взяла интервью у ее дочери:« Мама все силы отдавала нам и Церкви, вспоминала Мария Степановна.- Почти каждую неделю она ездила в Москву за свечами и кагором для богослужения. Как человек грамотный была казначеем, потом ее выбрали старостой церковного совета. 26 июня 1935 года за усердную ревностную службу на благо Церкви казначей Наталия Козлова по представлению о.Евгения Светлова была награждена Почетной грамотой епископа Скопинского Игнатия ( Садковсого).Но гонения на Церковь все усугублялись. Арестовали священника нашей Благовещенской церкви, а затем и епископа. Мать призывала сопротивлятся беззаконию властей. Сама писала о.Евгению в тюрму о делах прихода, посылала епископу Игнатию в заключение передачи, деньги…Двое пришельцев все перевернули в доме – искали письма о.Евгения Светлова. Всю религиозную литературу, которую мама сама чатала и мне давала читать, сгребли в мешки и уволокли в «воронок ». Исподтишка мама сунула мне толстую старую книгу: «Сохрани Библию, Маня !». Я припрятала Книгу в подвале, не думала, что она станет когда-нибудь экспонатом в музее Бутова…» Безвестным монахиням, матерям, женам и сестрам духовенства, в великом множестве простым прихожанкам – «белым платочкам», за веру безвинно высылаемым в лагеря и тюрьмы, их исповеднеческому подвигу периода гонений богоборческой власти с русским народом на иконе посвещено отдельное клеймо, где женщина в «белом платочке» прижимает к себе малых деток, прощаясь со связанным священиком, конвоируемым оглянувшимся красноармейцем, этот солдат еще и безоружной семье угрожает винтовкой, а двое других святотатственно снимают потир с престола. Все злодеяния происходившие в России 20-40 годов , в 40-50 повторились и Литве, когда советская власть с волной репрессий на духовенство и прихожан докатилась и до нашего края, «влившегося в СССР – народов море…». И где–то на этой иконе «Собора новомучеников и исповедников Российских», среди «необозримого числа безвестных святых мучеников от священства и монашества», пострадавшие священники и нашей Епархии. Благодаря последним публикациям Ирины Арефьевой у нас помнят их поименно, потому что:«Количество репрессированных с 1939 по 1958 год православных соответствовало процентному составу населения Литвы. Из 240 арестованных и сосланных представителей духовенства разных конфессий, среди документов Особого архива Литвы обнаружены и Дела 13 православных священников и двух регентов церковных хоров.» Будем надеятся, что со временем Они тоже будут прославлены в сонме Святых как пострадавшие за Русскую Церковь «в поистине смертельной борьбе с силами ада, не смогшими одолеть святых Божиих.» Миром Господу помолимся об этом. В библиотеки Свято-Духова монастыря, отдельным альбомом представлена «Икона Собора новых мучеников и исповедников Российских, за Христа пострадавших, явленных и неявленных, прославленных на Юбилейном Архиерейском Соборе», откуда и подчерпнута часть информации. Святые новомученики и исповедники Российские, молите Бога о нас грешных.

26 апреля 2008


странник Житель форума   Сообщений: 371 Зарегистрирован: Чт фев 15, 2007 04:59 Откуда: Вильнюс,

странник » Вс авг 10, 2008 15:54

Царский Крест
Недавно для нашей Церкви Рождества Богородицы в Тракай, от многолетней прихожанки Светланы переехавшей на жительство в Россию, была передана на молитвенную память в дар для почитания новая икона – последнего российского императора Николая II с семьей, прославленных на Архиерейском Юбилейном Соборе в Москве как страстотерпцы в сонме новомучеников и исповедников Российских 14 августа 2000 года. Эта икона в нашем храме, стала первой с изображением Святых угодников Божиих не прошлых столетий, а новомучеников России XX века, современников старшего поколения прихожан. После народных февральских волнений 1917 года, император отрекся от Престола, Временным правительством был арестован и сослан в Тобольск, а затем Екатеринбург и не участвовал в «большой политике», но 21 июля В 1918 в Москве власти обнародовали его убийство, скрыв расстрел всей семьи вместе с врачом, сиделкой, старым слугой и поваром, показавшими своей смертию что значит «служить до конца» и «ради которых и совершилась революция», как было объявлено большевиками. В условиях наступившего беспредела, узнав о печальной новости избранный Патриарх Московский и всея России Тихон, с амвона Казанского собора сразу обличил новые власти: «…мы, к скорби и стыду нашему, дожили до такого времени, когда явное нарушение заповедей Божиих уже не только не признается грехом, но оправдывается, как нечто законное. Так, на днях совершилось ужасное дело: расстрелян бывший Государь Николай Александрович, по постановлению Уральского областного Совета рабочих и солдатских депутатов, и высшее наше правительство – Исполнительный комитет – одобрил это и признал законным. Но наша христианская совесть, руководствуясь Словом Божиим, не может согласиться с этим. Мы должны, повинуясь учению Слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянного падет и на нас…» О последних днях Царственных Страстотерпцев в Екатеринбурге, можно судить по свидетельствам протоиерея Иоанна Сторожева совершившего последнее Богослужение в анексированном доме инженера-путейца Ипатьева, в котором содержалась и в подвале которого приняла мученическую смерть эта семья:«…Диакон говорил прошения ектений, а я пел. Мне подпевали два женских голоса думается, Татьяна Николаевна и еще кто-то из них, порой низким басом и Николай Александрович… Молились очень усердно…Николай Александрович был одет в гимнастерку защитного цвета, таких же брюках, при высоких сапогах. На груди у него офицерский Георгиевский крест. Погон не было… Он произвел на меня впечатление своей твердой походкой, своим спокойствием и особенно своей манерой пристально и твердо смотреть в глаза…» — вспоминал впоследствии отец Иоанн. (Московские епархиальные ведомости. 2000 г. №10-11.www.pravmir.ru)

В электронном журнале «ИЗВЕСТИЯ НАУКИ» недавно появилась статья Эллы Максимовой «Останки Алексея и Марии нашли не случайно.Знали где искать…»,в которой автор приводит фрагмент «Записки Юровского», коменданта – палача: «… Стрельба, продолжавшаяся 2-3 минуты… Алексей, три из его сестер были еще живы. Их пришлось пристреливать… Удивительно было и то, что пули отскакивали от чего-то рикошетом и как град прыгали по комнате. Когда одну из девиц пытались доколоть штыком, то штык не мог пробить корсажа… Тут начались кражи, пришлось поставить 3 надежных товарищей для охраны трупов.»( www.inauka.ru )В этой же статье журналист Виталий Шитов вспоминает : «… Вид из комнаты царя, царицы и наследника: я хотел увидеть, что видели они из окна, забеленного известью. Только крест на куполе Вознесенской церкви. А это… незадолго до сноса (в 1976 году)…»

«В страданиях, перенесенных Царской Семьей в заточении с кротостью, терпением и смирением, в их мученической кончине в Екатеринбурге в ночь на 17 июля 1918 года был явлен побеждающий зло свет Христовой веры подобно тому, как он воссиял в жизни и смерти миллионов православных христиан, претерпевших гонение за Христа в XX веке » – подъитожил их прославление председатель Синодальной Комиссии по канонизации святых митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий в своем в Докладе Архиерейскому Собору. С обретение новой иконы нашим приходом, Божественную Благодать на нас понесет теперь и «эта малая Церковь» – Святые Николай и Александра и их дети Ольга, Татиана, Мария, Анастасия и Алексей, как наши духовные покровители, ведь к ним можно обратится с молитвой о укреплении семьи, за помощью в воспитании детей в вере и благочестии, о сохранении их в целомудрии, потому что во время гонений Императорская семья стала особенно сплоченной и пронесла Веру через все скорби и страдания. Страстотерпцы стали еще ближе и для нашей семьи, ведь икона с их изображением хранится и у нас в доме, как память о встречах с царем двоюродной бабушки Нины Яковлевны Топорниной. Летом 1918 года в Тобольске, в городском парке примыкавшем к губернаторскому дому, ее девушку гимназистку подозвал «учтивый мужчина в военной гимнастерке» по другую сторону ажурной чугунной ограды, и попросил купить свежих газет. Она быстро сбегала к «разносщику» и выполнила просьбу «странно-таки со знакомым лицом господина», «а он, с улыбкой учтиво офицерским кивком головы поблагодарил. Сделав ему реверанс и отойдя от ограды, она сразу попала в окружение обступивших со всех сторон взволнованных людей, которые наперебой спрашивали: «Знаю ли с кем только что разговаривала и кому оказала услугу?…Государю!» В конце «застоя семидесятых», когда Нина Яковлевна рассказала нам эту историю, мы были молоды и по советски зашорены «строить светлое будущее коммунизма» и только удивлялись что еще можем общатся с «современником царя» и стыдно вспомнить, но попросили ее показать «как тогда делали глубокий книксет», а не спрашивали о подробностях разговора и встрече с этой исторической личностью. Может в благодарность за пронесенную через всю ее жизнь светлую память об этом мимолетном событии и переданую нам, когда-нибудь на ее могильном кресте на Евфросиньевском кладбище правнуки допишут -«Последней Виленчанке видевшая царя». Повзрослев и поумнев, и переосмыслив трагедию русского народа и больше узнав о терновом венце этой Семьи, в «разгар перестройки» увидели их изображение на обложке московского молодежного журнала «МЫ» в старорусских одеяниях, как «икону Русской православной Церкви за границей» и по нашей просьбе настоятель батюшка Александр Шмайлов освятил эту иконку и она на долгие годы заняла достойное место у изголовья кроваток подроставших под ней сыновей. Но все в этот жизни меняется, и вот уже православные отметили годовщину долгожданного восстановления единства Русской православной церкви и Русской православной церкви за границей, когда патриарх Московский и всея Руси Алексий Второй и митрополит Лавр, подписали в Москве акт о каноническом общении и обменялись братскими лобзаниями со словами: „Христос посреде нас! И есть и будет!“ Память святым страстотерпцам Императору Николаю, Императрице Александре и их детям теперь совершается повсеместно на всех континентах в день их гибели 17 июля и в день соборной памяти новомучеников и исповедников Российских 7 февраля. В этот году в бывшей столице России Санкт-Петербурге у стен храма Спаса-на-Крови, к сожалению пока не возвращенного Церкви, 19 мая отслужен молебен и состоялся Крестный ход в связи 140-летним юбилем последнего российского императора и мы помним, что возведением этого Собора было выражено покаяние русского народа за убийство на этом месте народовольцами 13 марта 1881 Александра II, деда убиенного «русским народом» Николая II. В книге генерала М.К.Дитерихса «Убийство царской семьи и членов дома Романовых на Урале», где собран и обобщен обширный фактический материал по расследованию этого преступления следователем Н.К.Соколовым, константируется: « Вдохновителей и руководителей убийства Царской Семьи вел на совершение этого исключительного злодеяния вовсе не «народный приговор» – «уничтожить коронованного палача» … Нужно было этим убийством создать действительно какую-то пустоту пропасть в сердце, в основе идеологии русского народа, которая могла бы обеспечить этим временным властелинам народной физической массы полную победу в будущем…Убийство было совершено не над бывшим российским правителем, а над религиозной идеологией русского народа, видевшего в своих правителях Царя «Божьей Милостью».

В этом году в начале мая Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II призвал заново осмыслить исторический урок расстрела семьи императора Николая II в связи с приближающимся 90-летием со дня этого трагического события. «Я уверен, что для всех народов, некогда проживавших в Российской империи, эта дата должна напоминать о неприемлемости незаконного насилия в совершении общественных преобразований», – произнес Патриарх на приеме, организованном министерством иностранных дел России в связи с праздником в этом году Пасхи. «За год, прошедший с момента воссоединения с Русской зарубежной церковью между Московским патриархатом и РПЦЗ укрепились «братские связи» на уровне епархий, приходов и монастырей и между простыми верующими. Уверен, что процесс духовной консолидации русского мира, укрепление связей церковного рассеяния с Родиной будет успешно продолжаться»(www.news.pravmir.ru)

Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, молитв ради Пречистыя Твоея Матере, святых Царственных Мучеников и Страстотерпцев и всех Святых помилуй нас. Аминь. Вильнюс, дер.Волы

26 мая 2008


странник Житель форума   Сообщений: 371 Зарегистрирован: Чт фев 15, 2007 04:59 Откуда: Вильнюс,

странник » Вт сен 09, 2008 06:56

„Святыни Вильнюса в лирике Благодать православных святынь «Вильны стародавней », нашла свое отражение не только «в трудах святых отцев», но и у поэтов разных времен и народов, иногда далеких от Церкви, но чутко отреагировавших «ниспосланным талантом» о нашем сокровенном. В одних стихах, святыни легко узнаваемы, в других упомянуты образно: «обитель монаха», «кресты на куполах», «звенящие колокола» и даже «поповская шляпа», где-то просто в лирике о нашем городе присуствует Всевышний:“А как же мне , твердил сегодня жрец, что с Вами приехал в Вильну, что ваш Бог , велит врагам прощать обиды“- находим у поэта ХIX века Александра Навроцкого в исторической драме „Крещение Литвы“, о дохристианских временах при князе Ягайло. Учившийся в Виленском университете польский поэт Адам Мицкевич о святынях города своей юности писал обобщенно, но здесь им написана баллада «Возвращение отца» : «Детки мои, собирайтесь проворней, к кресту на холмик идите, там пред иконой святой, чудотворной,с мольбой горячей падите!» Старшему поколению, со школьной скамьи знакомы Тютчевские виды, с горы Гедимина на Русский район, где издавна селилась «русь купеческая и ремесленная»:-«Над русской Вильной стародавной, родные теплятся кресты – и звоном меди православной, все огласились высоты.» Менее титулованный его современник и собрат по перу Иван Кондратьев, живший в той «Вильне стародавней» о наших храмах оставил несколько стихотворений «Пречистенская церковь», «Вильна», «Вильна 22-го октября 1868». Bот несколько строк из них: « Из развалин встали , грандиозно храмы, златом засияли их киоты, рамы.» «Был твой вид угрюм, печален. – Но теперь ты расцвела: Храм за храмом из развалин сила веры подняла.» «Кого из русских не пленяет, великолепный этот храм? Кому он дум не навевает, отрадой сердце не ласкает, и не уносит к временам…». «О «великолепном этом храме», можем найти у современной еврейской поэтесы Ревекки Левитант: «Бокшто улица, там выгибала бедро свое женское, в православный собор уводила, старинный Пречистенский, чтоб до мозга костей ощутили мы камня эротику, этот город лелеял и пестовал в каждом невротика» – грустит она о местах детства в далеком Израиле.
странник Житель форума   Сообщений: 371 Зарегистрирован: Чт фев 15, 2007 04:59 Откуда: Вильнюс,

странник » Вс сен 21, 2008 12:18

Перипетии Летом мне довелось услышать необычную историю о спасении односельчан, во время прошедшей Второй Мировой войны прокатившейся по нашим местам и нет-нет да и напомнающей о себе. Вот что поведала Любовь Константиновна Томашевич, жительница Пилинай, что под Вевисом, одна из старожилов местечка. Разговорились мы с ней на старом православном кладбище возле могил ее родителей:-«Нашая большая семья проживала в деревне Докучайка»- махнула она в сторону озера – «Рядом, на самом береге приютилась Успенка,названная так в честь нашего православного храма, в котором венчались мои родители, окрестили меня, потом я повенчалась и покрестила в нем своих детей. Детки все повторили и внуки.Вон там недалече были Ивиники и Осинники, через дорогу Бальцяришки» – начала рассказчица на местном говоре перечесляя довоенные названия польских, русских и литовских деревенек округи. Так раньше здесь жили и жаль, что как-то незаметно деревни исчезли с коллективизацией крестьянства, -«Сохранилась из прежних со своим названием тольки «Бальцяришки», побыв при прошедшей власти колхозпом, теперь упразненным за ненадобностью.» До войны отец Любови Константиновны, с братьями владел у озера небольшим кусочком земли,правда с которого было трудно прокормится трудом своих рук и поэтому он в межсезонье прирабатывал плотничая.«Летом 1943 года»- продолжала она- «Отца, дядю Анисима, соседа Григониса и еще нескольких жителей из окрест, «германские жандармцы с бляхами на груди», зарестовали за убитых партизанами двоих немецких солдатов, найденных у кустах у дороги на Вильно и увезли в Троки». Прослыша о случившимся с односельчанами неприятностях,ксенз построенного незадолго до начала войны Вевиского костела Святой Анны, запряг в бричку лошадку и поспешил в райцентр, чтоб разузнать или как нибудь облегчить участь помогавших ему в строительстве храма. «Он отца хорошо знал, так как тот изготовил лавки для костела, которые стоят там кажется и по ныне.» Знал католический священник и то, что Константин с братьями Александром и Владимиром были долголетними певчими на клиросе «в русской церкви», а это тоже как-никак показатель для поручительства о непричасности к ночному инценденту Кондратьевых. Владея немецким он «сторговатся» с немецкой администрацией, внеся крупный денежный залог или попросту говоря выкупил арестованных у немецких солдат. «Когда мы с матерью заплаканные и в горестных ожиданиях пешком пришли в Троки, готовые к самому худшейшему, все уже благополучно разрешилось» – закончила неожиданное повествование Любовь Константиновна, глубоко задумавшись о чем то своем. Было бы бестактно лезть с вопросами к углубившейся в свои воспоминания пожилой женщине, поэтому выждав паузу, повернулся и тихо отошел к рядом стоящей изящной часовенке, выглядевшей как теремок из сказки. Каменная, освещенная во имя «Всех Святых», она возведена на этом православном кладбище в 1936 году настоятелем Вевиской церкви Успения Богородицы, протоиерем Александром Недведским над могилами сына Нила и супруги Елены Александровны и разглядывая сквозь ажурные окна светящийся маленький белый иконостас, невольно подумалось как переплетаются людские судьбы. Ведь привело меня сюда «одно небольшое поручение» от знакомых Кладпейчан найти могилу и поклонится протоиерею Николаю Недведскому, долголетнему настоятелю их церкви Всех Святых в земле Российской просиявших, оказалось возле храма Всех Святых он и похоронен 1990 году, только на другом краю Литвы, рядом с братом священником. Из книг Германа Шлевиса можно узнать,что священником был и Василий Недведский, до революции с 1908 года окормлявший приход во имя Святых Петра и Павла в Новой Вильне,в тридцатых годах вошедщий в комиссию по расширению Каунасской Воскресенской церкви и ставший ключарем Благовещенского собора, а военное лихолетье 1943 года принявший настоятельство храма Знамения Богородицы на Зверинце, к этому времени имея почти полувековой стаж служения во священстве. «Многих наших в этой часовне отпевал отец Александр,а вот при священниках Альгисе и Андрее она закрытой cтояла. Настоятель отец Вениамин, уж очень крепко сплотивший всех общей работой по ремонту нашей церквы и эту скоро отремонтирует. Эн, вона теперь она какая красавица!»- повернулась к Успенской, перестивщись Любовь Константиновна. Упомянутый отец Андрей Семеняка и мне был знаком, он как «Предтеча» в нашей жизни – первый священник побеседовавший по душам двадцать лет назад.Я привез его в Вильнюс на своем новеньком «412 Москвиче», «из далека, что б никто не прослышал» и не обговорил на партсобраниях, похоронить отца школьного товарища Николая Евгеньевича Гусаченко, во дворе которого, огражденные от «дурного влияния улицы», мы выросли. – «Церковь, это не здание, а люди»- запомнилась, непонятная фраза молодого священника,а то что «не в бревнах Бог, а в ребрах», дошло много позже из бесед с отцом Вениамином, принявшем этот приход. Низкий поклон священникам за вразумления. Несколько дней не выходила из головы история спасения литовским ксензом русских односельчан, позтому через несколько дней приехал в Вевис еще раз.К удивлению молодой настоятель костела ничего не слышал о событиях войны и отослал к старосте, тот тоже «был не в курсе». Поспрашивая на улице пожилых людей, наконец стою на пороге домика Ромуальдаса Шальчунаса и старый свяшенослужитель приглашает в комнату.« Расскажите пожалуста о спасении Вами односельчан во время войны?»- обратился с прямым вопросом к собеседнику. «О! Времена изменились и русским это уже интересно!» как-то чуть иронично начал он:- «А что рассказывать? Аресты начались за неделю до начала войны и мы с отцом спрятали в хлеву польскую семью с малыми детками от расправы местных коммунистов…» – приняла неожиданный оборот беседа, «Потому что богатых односельчан стали вывозить на станцию -«и в Сибирь»,чтоб рассташить имущество активистами установившим «совету власть», мы были в Щирвинтах малоземельными…» Поняв оплошность вопроса, я не стал перебивать собеседника и услышал другую историю о спасении чьих -то жизней в тех перипетиях… Потом мы долго молчали. Всплывшие далекие воспоминания и мой рассказ о поступке предшественника, которого он сменил пол века назад, как-то заметно подействовали на старенького ксенза, который неожиданно вдруг суетливо стал собирался на улицу несмотря на позний час,как бы стараясь куда- то успеть. Через несколько минут мы подходим к костелу, в ограде которого как оказалось могила первого настоятеля Юозапаса Минчавичуса, умершего в 1955 году. Оба мы поняли , что кроме спасенных им русских, о поступке ксенза Юозапаса в далеком 1943 так никто никогда и не узнал. Как впрочем, как я понял не знают до сих пор, кроме спасенных поляков, о человеческих качествах проявившихся в 1941 году, у рядом задумавшегося ксенза Ромуальдаса… Сентябрь 2008 дер.Волы


странник Житель форума   Сообщений: 371 Зарегистрирован: Чт фев 15, 2007 04:59 Откуда: Вильнюс,

странник » Ср ноя 11, 2009 15:13

Скоро уже год пройдет, как случилась это событие .
В то воскресенье , я заказал в нашей церкви «Рождества Богородицы» молебен о здравии родных, а в поминальную записку о усопших дописал недавно в Бозе почившего Патриарха Алексия. Отошел тогда от свечнонго ящика, а потом думаю -„дай- ка еще книжицу приобрету, пост начался и самое время душеспасительного почитать“ и выбрал „Живой колос с духовной нивы “ Иоанна Кронштадтского. Расскрываю книгу , а на первой странице штамп стоит -„дар Патриарха Московского и всея Руси“. Татьяна Никитична дежурившая за свечным ящиком на мой вопрпос «разводит руки»: «Батюшка утром выложил и можешь ее забирать» «Насовсем ? А сколько стоит?» «Да , сколько положишь , на цветы вот собираем, столько и хватит…» и улыбается, ведь только что переспрашивал как правельно Владыку в поминальник вписать. Дождался после службы нашего священника отца Александра, показываю книгу и опять переспрашиваю: «Не по ошибке ли выставленна на продажу эта уникальная книга «дар Патриарха Алексия?..». «Нет..»- говорит батюшка зная мои литературные наклонности- «Все правельно, и раз так Господь сподобил, значит так тому и быть, – тебе этот дар ,владей, ее приходу передали, когда Патриарх приезжал в Вильнюс 1997 году..» Спасибо отец Александр, ведь это уже не первая книга в нашей семейной библиотеке принесенная из церкви…
странник Житель форума   Сообщений: 371 Зарегистрирован: Чт фев 15, 2007 04:59 Откуда: Вильнюс,

Вернуться в Творчество

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: Alexa [Bot] и гости: 0